Previous Entry Share Next Entry
"Акт 30 июня 1941 года" и миф об "антинацизме" бандеровцев - часть 7
moukhtar

Поставим еще один вопрос: было ли известно немцам заранее о тексте “акта”, или он явился “полной неожиданностью” для них, как в этом нас уверяют националистические деятели в своих «мемуарах», и профессиональные украинские  историки на страницах “академических изданий” и ”сборников документов”[80]?

Приведем в этой связи всего лишь один красноречивый факт. Один из немецких диверсантов, выпускник школы абвера в Бранденбурге, заброшенный в СССР накануне войны в составе группы из 25 агентов, украинский националист Ю. Стельмащук (шпионская кличка – “IV Норд”) дал показания, согласно которым он вместе с другими диверсантами, получив непосредственно в районе переправы на советскую сторону взрывчатые материалы, должен был перейти границу и пробраться во Львов. Оттуда поездом выехать на станцию Сарны, на Ровенщине, и ждать начала войны. В первый же день войны, с началом темноты, диверсанты должны были подорвать как можно больше железнодорожных стрелок на этом узле. Дождавшись прихода немцев, Стельмащук должден был явиться в штаб ближайшего соединения, отрекомендоваться офицеру абвера и подробно доложить ему о выполненном диверсионном задании. После этого агенты-подрывники могли действовать согласно заданиям, которые они получили с санкции абвера от своих националистических вожаков.[81]

 

Казалось бы рядовое задание, которые агенты абвера получали тысячами. Однако, задание этой группы националистов было весьма симптоматичным – агенты-подрывники должны были немедленно размножить массовым тиражом и распространить среди населения так называемый “акт” о провозглашении “самостийной украинской соборной державы”. Его текст они получили на конспиративной квартире германской разведки в Кракове в ночь на 14 июня 1941 г., за восемь дней до начала войны.[82] В свете утверждений бандеровцев о том, что “акт” явился «полной неожиданностью” для немцев, только один этот факт не оставляет камня на камне от бандеровской фальсификации.

Абвер был прекрасно осведомлен о подготовке “акта“ бандеровскими главарями. Эту информацию руководители германской военной разведки черпали из регулярных донесений своих осведомителей в националистических организациях. Здесь мы опять обращаем внимание читателей на тщательность подготовки агентуры абвера. Ни одна посторонняя деталь не оставлялась кураторами националистов без внимания, тем более наличие посторонних пропагандистских материалов при агентах, забрасываемых на территорию противника. «Использовались только агенты в совершенстве владеющие местным языком, - пишет Пауль Леверкюн, – чья внешность не вызывала малейших подозрений. Они снабжались соответствующей одеждой, причем внимание обращалось не только на внешний вид: нижнее белье, обувь, спички, сигареты, -  все должно было быть достоверным, даже пуговицы западного происхождения могли представлять опасность для агента. Сложнейшей задачей  было обеспечение агентов соответствующими документами...»[83] 

Львовская резня и участие в ней националистов 

Одним из первых распоряжений марионеточного «самостийного правительства» Стецька стало учреждение «украинской милиции». В городе начались масштабные акции по уничтожению евреев и польской интеллигенции по заранее составленным «черным спискам», которые были заранее подготовлены оуновской агентурой абвера, СД и гестапо[84]. Эти списки развешивались на стенах домов[85]. Поводом к ним послужило обнаружение в львовских тюрьмах тел заключенных, расстрелянных перед отступлением советских войск. Вина за эти расстрелы была возложена на евреев, аресты которых «украинской милицией” начались немедленно. Часть арестованных евреев была пригнана в тюрьмы, где их заставляли хоронить тела расстрелянных[86].

Масштабные антиеврейские погромы и ликвидация видных деятелей польской интеллигенции начались еще до прихода специальных подразделений айнзатцгрупп. Об этом пишут многие западные исследователи как об установленном факте.

А. Даллин указывает, что «... немцам стало очевидным, что сторонники Бандеры, включая тех, что служили в полку «Нахтигаль» проявляли значительную инициативу в проведении чисток и погромов»[87].

Известный британский исследователь трагедии уничтожения европейских евреев нацистами Дж. Рейтлингер отмечает в этой связи роль специальных коммандос РСХА Гейдриха, т. е. «айнзатцгрупп», которые прибыли во Львов одним из первых. Их главной задачей была организация антиеврейского погрома, который был осуществлен 2 июля. Фотографии тел, найденных в тюрьмах Львова вывешивались в окнах магазинов, а сам погром позднее был представлен как «акция Петлюра», т.е. месть за убийство этого националистического деятеля еврейским активистом в 1926 году. Сопровождали айнзатцгруппу ряд членов мельниковского берлинского комитета. По свидетельствам очевидцев, «украинские патриоты» в желто-голубых нарукавных повязках приняли активное частие в погромах[88].

Свидетель-очевидец зверств гитлеровцев и вспомогательной «украинской милиции» во Львове, который после войны стал одним из наиболее авторитетных исследователей геноцида евреев, в том числе и на Украине, Филип Фридман также упоминает «акцию Петлюра», осуществленную украинской националистической «милицией» под контролем немцев 25-27 июля 1941 г.[89].

Дж. Армcтронг также подчеркивает тот факт, что львовскую айнзатцгруппу сопровождали несколько украинцев в качестве переводчиков или «политических репортеров». Среди сопровождаших айнзатцгруппу был известный мельниковец, некто Чучкевич[90].

А. Дюков уточняет, что это была передовая часть зондеркоманды 4Б под командованием штурмбанфюрера СС Гюнтера Хеермана. Эта зондеркоманда входила в состав айнзатцгруппы «Б»; ее задачей было уничтожение противников нацистов, в том числе — евреев. Поскольку антиеврейские акции во Львове оказались развернуты украинскими националистами еще до прибытия в город служащих айнзатццгруппы, начальнику айнзатццгруппы бригаденфюреру СС Отто Рашу осталось лишь придать этим акциям более массовый порядок. Служащие айнзатццгруппы включились в расстрелы евреев; кроме того, по некоторым предположениям, они в пропагандистских целях уродовали тела расстрелянных заключенных львовских тюрем.За “жертвы большевиков” также выдавались убитые накануне “украинской милицией” евреи. Таким образом, антиеврейские и антисоветские настроения в городе получили дополнительную подпитку[91]. Ф. Фридман, в частности, указывает на лживость и подстрекательский характер предлога об «ответственности» евреев за «доносы» в НКВД на боевиков националистического подполья. Эта дезинформация распространялась не только устно, но и была широко распропагандирована украинскими националистическими газетами в Западной Украине и Германии. Гауптштурмфюрер СС Ганс Иоахим, тесно сотрудничавший с германским комендантом Львова, в интервью украинской националистической газете «Краківські вісті» 6 июля 1941 года, которое через несколько дней перепечатали в Германии газеты «Українська дійсність»  и «Українский вісник» 15 и 16 июля 1941 г., утверждал, что евреи несут «большую часть ответственности» за расстрелы антисоветских активистов советскими органами безопасности, поскольку они «донесли» в НКВД на подозреваемых украинцев.[92] Фридман также подчеркивает, что среди расстрелянных политических заключенных перед отходом советских войск были евреи - члены сионистких организаций, Бунда, а также еврейских молодежных организаций. Гитлеровская пропаганда всячески замалчивала этот факт.[93]

В этой связи заслуживает внимания рассмотрение вопроса о личной ответственности Р. Шухевича и бойцов батальона «Нахтигаль» за убийства евреев. Несмотря на то, что у людей из «Нахтигаля» были личные мотивы расправы над евреями, у батальона были другие задачи – охрана совместно с немцами радиостанции, поддержка «провозглашения» «акта» и др. С другой стороны, основная задача уничтожения евреев и других «нежелательных элементов» возлагалась на украинскую вспомогательную полицию, которая была придана айнзатцгруппам для осуществления экзекуций. Тем не менее, из состава батальона были выделены небольшие группы, в задачу которых входила “точечная” ликвидация людей, занесенных в составленные в соответствии с инструкцией ОУН от мая 1941 года  «черные списки”, включая видных деятелей польской интеллигенции.[94] 7 июля 1941 г. батальон был выведен из Львова в направлении Проскурова и не принимал участия в последующих массовых казнях.

Всего по данным публикации музея Яд Вашем в Израиле, автором которой является Ицхак Арад (Рудницкий), с 30 июня по 3 июля 1941 года украинскими фашистами  было уничтожено более 4000 евреев Львова.[95] В секретном докладе в штаб-квартире СД от 16 июля 1941 г. называлась вдвое большее число - 7000.[96]



[80] См. ссылки 4-5 и 11 выше.

[81] В. Чередниченко. Анатомия предательства. - К., 1983, с. 94-95. Автор ссылается на Партархив Института истории партии при ЦК Компартии Украины (сейчас - Центральний державний архів громадських об'єднань України (ЦДАГО України), ф. I, оп. 9а, спр. 243, арк. 32. Этот документ - еще одно документальное подтверждение существовавшей договоренности между абвером и бандеровцами – выполнение диверсионных заданий как условие на проведение политической деятельности (см. выше).

[82] Там же, арк. 29.

[83] См. Leverkuehn, op. cit., p. 157.

[84] См. В. Чередниченко. Анатомия предательства. – К., 1983, с. 101.

[85] См. Littman, p. 26, 33 (С. Литтман ссылается на источник: Ainsztein, Reuben. Jewish Resistance in Nazi Occupied Europe. - London: Paul Elek Publishers, 1964, p. 252).

[86] См. Дюков А., ук. Соч., с. 65-66.

[87] Dallin, op. cit., p. 119. Даллин ошибочно именует «Нахтигаль» «полком», в действительности это был батальон. В качестве обоснования тезиса о причастности членов «Нахтигаля» к антиеврейским погромам, он ссылается на следующие источники: W. Diewerge, ed., Deutsche Soldaten sehen die Sowjetunion. Berlin: Limpert, 1941, p. 45; неопубликованные доклады айнзатцгрупп от 16 июля, 9 и 28 августа, а также статью Петра Ярового “К десятой годовщине великой провокации” - Социалистический вестник (Нью-Йорк, xxxi (1951), с. 138-149.

[88] Reitlinger, op. cit., p.166-167. В подверждение Дж. Рейтлингер ссылается на следующие документы Нюрбергского трибунала:  процесс IX (“Айнзатцгруппы”), документы NO 2651 и 3876-PS.

[89] Friedman, Philip. Roads to Extinction: Essays on the Holocaust. Ed by Ada June Friedman. -  New York: Jewish Publication Society of America, 1980, p.186. Как пишет Ф. Фридман, «Операция Петлюра» осуществлялась националистами не только в Львове, но и других городах Украины, где по заранее составленным спискам ими производились аресты представителей еврейской интеллигенции. После арестов они исчезли бесследно (Ibid. p. 201). В некоторых населенных пунктах активисты националистических организаций даже создавали без санкции немцев, по своей инициативе, местные «концентрационные лагеря» для евреев. Так в селе Шубков под Ровно националисты устроили свой лагерь, где подвергали пыткам и истязаниям около сотни евреев. Это вызвало раздражение немцев, которые прикрыли этот «лагерь» (Ibid., p. 200). Это делалось отнюдь не из гуманитарных соображений – немцы методически осуществляли грандиозный план истребления евреев с помощью специальных айнзатцгрупп и такого рода «местные инициативы» мешали осуществлению их планов.

[90] Armstrong, op. cit., p. 83.

[91] См. Дюков, ук. Соч., с. 65-66.
[92] Friedman, Philip. Roads to Extinction, p. 186.

[93] Ibidem.
[94] См. Дюков, ук. Соч., с. 70-72.

[95] Arad, Yitzhak. The Holocaust of Soviet Jewry in the Occupied Territories of the Soviet Union. – Yad Vashem, undated, p. 13. И. Арад ссылается на следующие источники: Encyclopaedia of Jewish Communities. Poland, vol. II: Galicia, Jerusalem, 1980, p. 86; The Einsatzgruppen Reports: Selections from the dispatches of the Nazi death squad’s campaign against the Jews in occuied territories of the Soviet Union, July 1941 – January 1943. /Ed. By Y. Arad, S. Krakowski and S. Spector. - New York: Holocaust library, 1989, p. 30-31 (далее - The Einsatzgruppen Reports). Ицхак Рудницкий родился в селе Свечаны в Литве в 1926 году. В юности участвовал в молодежном сионистском движении «Ха Ноар Ха Циони». Во время войны с 1942 по 1944 год был активным участником подполья в еврейском гетто. В феврале 1943 г, присоединился к советским партизанам вильнюского батальона «бригады Маркова». Подпольная кличка И. Рудницкого – «Толя». В составе партизанского отряда воевал с гитлеровцами и их пособниками до конца войны, выполняя подпольные задания в вильнюсском гетто. В 1945 году иммигрировал в Палестину и принял имя Арад. Впоследствии дослужился до звания бригадного генерала в израильской армии.  После отставки из армии в 1972 г, преподавал в университете Тель-Авива. Его специализация – холокост евреев на территории Советского Союза. Д-р И. Арад в течение 21 года являлся председателем совета директоров музея холокоста в Яд Вашем с 1972 по 1993 гг. Он продолжает сотрудничать с музеем в качестве консультанта. С 2007 г. правительство Литвы требует его выдачи якобы для допроса в связи с «преступлениями» советских партизан против гражданского населения Литвы.

[96] Friedman, Philip. Roads to Extinction, p. 248.

 


  • 1
  • 1
?

Log in

No account? Create an account