Previous Entry Share Next Entry
Дело Мыколы Лебедя - часть 3
moukhtar
[окончание - начало см. часть 1 и 2]

Примечательно, что когда в 1949 году конгресс США принимал закон о ЦРУ, ряд законодателей высказывали опасения, что ведомство превратится в своего рода «американское гестапо», которое будет заниматься слежкой за американскими гражданами. Поэтому законодатели позаботились о ряде положений закона, согласно которым ЦРУ запрещалось осуществлять разведывательные операции на территории США. Однако, немотря на такой запрет, ЦРУ косвенно участвовало в такого рода операциях, поставляя ФБР человеческий материал в виде информаторов из числа антисоветской и антикоммунистической иммиграции из СССР и стран Восточной Европы - агентов ЦРУ, переправленных в США по закону 1949 года.

 В этой связи представлет интерес досье на Лебедя, имевшееся в распоряжении ФБР. Не секрет, что многие из бывших немецких коллаборантов, в том числе из украинских националистов, активно «стучали» на своих соратников и политических противников, поставляя ФБР информацию о состоянии дел в националистических организациях.

Досье Федерального бюро расследований США на М. Лебедя было достаточно объемным. В мае 1951 года руководство ЦРУ предложило услуги Лебедя Э. Гуверу, тогдашнему директору ФБР в качестве «активного многолетнего участника украинского движения сопротивления»[41]. Такого рода предложение поделиться агентурой было весьма нехарактерно для ЦРУ. Ларчик открывался просто: ЦРУ надеялось на поддержку ФБР с целью остановить разбухавшее как снежный ком расследование иммиграционной службой нацистского прошлого М. Лебедя.

ФБР занялось фигурантом вплотную, обратившись к информации о террористической деятельности бандеровцев и о роли самого Лебедя в покушении на Б. Перацкого, полученной еще в 1943 году от британской разведки. В досье ФБР на Лебедя также анализировались захваченные американцами документы германского генерального штаба за период 1943-1944 гг., в которых содержалась положительная оценка немцами УПА и в этой связи упоминался лично М. Лебедь.[42] Отделение ФБР в Нью-Йорке также допросило своего информатора, украинского националиста Петра Яблона, бывшего члена «службы безопасности» ОУН, который показал, что Лебедь являлся немецким коллаборационистом и убийцей, который «использует американскую разведку в своих личных интересах»[43].

Тем не менее, Э. Гувер отдал приказ о разработке М. Лебедя с целью его возможной вербовки в качестве источника информации об украинских орнганизациях в США. Когда ФБР допросило Лебедя, тот опять повторил санированный вариант своей политической биографии[44]. Когда его спросили об показаниях Яблона, Лебедь охарактеризовал Яблона как «странного» и «патологически больного человека»[45].

Информации о том, использовала ли ФБР Лебедя, нет, также как и отсутствует информация о том, помогло ли это следствию СИН. Когда в мае 1951 г. СИН обратилась к ФБР, Бюро сообщило иммигнрационной службе, что оно не имеет ничего против следствия по Лебедю и даже передала СИН имевшееся у ФБР заявление П. Яблона[46]. Позднее, когда Аллен Даллес потребовал от СИН предоставить Лебедю вид на жительство, СИН направило копию письма А. Даллеса Э. Гуверу и попросило последнего представить какие-либо замечания по существу требования ЦРУ[47]. Посольку у ФБР уже имелся основательный материал на Лебедя, СИН надеялась получить поддержку Гувера. Однако у руководителя ФБР сработал чисто антикоммунистический инстинкт: он отказался от каких-либо замечаний или комментариев, которые надеялась получить СИН[48]. Без сомнения, Гувер мог бы поделиться с СИН большим объемом информации о Лебеде, имевшейся в распоряжении ФБР, в частности материалами британской разведки и документами немецкого генштаба, но предпочел этого не делать. По этой причине в досье СИН на Лебедя эти материалы ФБР отсутствуют.

В последующие годы ФБР активно продолжало собирать информацию о Лебеде[49] и повторно допросила Яблона в 1953 году. ФБР также получило в свое распоряжение материалы СИС, которые частично подтвердили информацию, предоставленную П. Яблоном. Показательно, что ФБР поделилось этой информацией только с ЦРУ, но отнюдь не с иммиграционной службой[50].

Лебедь тем временем продолжал работать на ЦРУ. Его деятельность в качестве «министра  иностранных дел» УГВР до сих пор остается скрытой от глаз общественности, однако сводки внешнего наблюдения ФБР проливают некоторый свет на этот аспект его службы американцам. Так в феврале 1951 года он подвизался в Гарварде, где читал лекции о «биологическом оружии», якобы используемом советским правительством против этнических украинцев на Украине[51]. С 1956 г. по середину 60-х Лебедь руководил издательством «Пролог» - очередной крышей ЦРУ для проведения акций «психологической войны» против СССР. По свидельствам агентов ФБР, Лебедь даже не читал публикуемые его издательством рукописи[52].

Мыкола Лебедь дожил до глубокой старости и умер в Пеннсильвании в 1998 году. До переезда в Пеннсильванию, он проживал в городке Йонкерсе под Нью-Йорком. Его личный архив был передан в Гарвардский институт украинских исследований.

Вся жизнь Лебедя была посвящена служению – но не Украине и не украинскому народу, а его врагам – разведывательным и специальным службам нацисткой Германии и США. Как показывает «жизненный путь» М. Лебедя и других «героев» ОУН, превозносимых в нынешней Украине бандеровскими последышами, они всегда были и остаются тем, кем они были на самом деле - иностранной агентурой, используемой врагами Украины.

  Возникает закономерный вопрос: какова же была действительная польза американцам от использования различного рода лебедей, гриньохов и прочей нацистской сволочи, заставлявшая их вербовщиков идти на прямое нарушение американских законов? Ответ на этот вопрос попробовала предложить Элизабет Холцман, известный общественный деятель США, бывший член конгресса и в свое время занимавшая пост прокурора Бруклина. Она являлась членом от американской общественности в межведомственной группе по рассекречению архивных документов о нацистах в США. «Неясно, предоставили ли нацисты нам какую-либо полезную разведывательную информацию и мы знаем, что в некоторых случаях они были серьезным препятствием для нас», отмечала она в заключительном докладе межведомственной группы, «Учитывая провалы разведки в войне с Ираком, наверное было бы важным чтобы принимающие решения политики поняли, что использование исключительно безнравственных людей в разведывательной деятельности автоматически не сулит хороших результатов, а приводит к весьма плачевным итогам»[53].



[40] Robert A. Schow, Assistant Director, CIA, to Director, FBI, 1 May 1950, NA, RG 65, 105-12528-1, box 129.

[41] Belmont to Hennrich, 5 June 1950, NA, RG 65, 105-12528-2, box 128. В американских архивах есть немецкие оригиналы документов (NA, RG 242, T-76, roll 565, frame 673ff. ). Перевод на английский содержится в переписке Turner to Whitson, 11 May 1945, NA, RG 65, 105-9571-17, box 126.

[42] Belmont to Hennrich, 5 June 1950, NA, RG 65, 105-12528-2, box 128. См. также доклад ФБР от 2 февраля 1951 г. (NA, RG 65, 105-12528-6X, box 128).

[43] FBI Report of 3 Aug. 1950, NA, RG 65, 105-12528-4, box 128.

[44] FBI Report of 2 Feb. 1951, NA, RG 65, 105-12528-6X, box 128.

[45] C.H. Pennington, Chief, Investigations Section, to Mackey, 17 May 1951, NA, RG 85, INS File-Lebed, A7 320 118.

[46] Kelley to Hoover, 13 May 1952, ibid.

[47] Hoover to Mackey, 20 May 1952, ibid.

[48] Досье ФБР о деятельности Лебедя в годы войны по своему объему превышало материалы германского генерального штаба, захваченные американцами (U.S. Intelligence and the Nazis, p. 255 ).

[49] Перевод статьи «Трагичеcкая годовщина» из газеты «Новое русское слово» от 24 июля 1952 г. в NA, RG 65, 105-12528-14, box 128; FBI New York Report of 5 June 1953, NA, RG 65, 105-12528-15, box 128; Hoover to Director, CIA, 12 Aug. 1953, NA, RG 65,105-12528-18, box 128; доклад без подписи "Mykola Lebid" в Albert H. Mackenzie to Brigadier General Mark McClure, Deputy Chief of Staff, G-2, Department of the Army, 22 Sept. 1953, NA, RG 65, 105-12528-19, box 128.

[50] "Underground Ukraine War Bared Here," New Haven Journal-Courier, February 14, 1951;

Jaro Halat, "The Assassin and the Admiral," The New Leader, 28 July 1951, p. 10. Под псевдонимом «Яро Галат» писал все тот же Петро Яблон.

[51] Director, FBI to SAC New York, 20 June 1962, NA, RG 65, 105-12528, box 39; Director, FBI to SAC, New York, 28 June 1965, ibid. О финансировании «Пролога» ЦРУ, см. Joe Conason, "To Catch a Nazi," Village Voice, Feb. 11, (1986), 21.

[52] Nazi War Crimes & Japanese Imperial Government Records Interagency Working Group, Final Report to the United States Congress, April 2007. Washington, DC, 2007, p. 91.


?

Log in

No account? Create an account