?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
“Акт 30 июня 1941 года” и миф об “антинацизме” бандеровцев - часть 3
moukhtar

Очень часто современные украинские историки, пропагандирующие бандеровские фальсификации, ссылаются на тот факт, что, мол, у украинских националистов «не было выбора» и они были «вынуждены» сотрудничать с гитлеровской Германией, как с единственной в то время реальной силой, которая была способна разгромить «большевисткий режим[29]. Был даже изобретен тезис о том, что к украинским националистам, мол, «неприменим» термин «коллаборационизм», поскольку якобы у украинцев не было своей государственности. По этому поводу сошлемся на основательную статью  американского исследователя украинского национализма Дж. Армстронга, который сделал интересную попытку провести сравнительный методологический и исторический анализ коллаборационизма в Восточной Европе именно на примере украинских, хорватских и словацких националистов.30] Этот анализ тем более интересен, поскольку главари ОУН надеялись, что третий рейх позволит им создать такое же марионеточное образование, как профашистскую «Словацкую республику» Йозефа Тисо в 1939 г. или хорватское марионеточное образование усташей.

 

Для того, чтобы понять логику событий вокруг «акта 30 июня», необходимо обратиться к рассмотрению взглядов руководителей гитлеровского рейха в отношении Украины. В этой связи представляется содержательным анализ отношения гитлеровской верхушки к «украинскому вопросу», который осуществил в своей фундаментальной работе «Германское правление в России (1941-1945 гг.)» известный американский ученый Александр Даллин31]. Интересные подробности также содержатся в уже упоминавшейся работе «Украинский национализм» Дж. Армстронга32], а также книге британского ученого Дж. Рейтлингера «Дом, построенный на песке: противоречия германской политики в России (1939-1945 гг.)»33]. Все эти работы основываются в большей части на материалах Нюрбергского процесса, в том числе и неопубликованных.

Кстати, и А. Даллин и Дж. Армстронг имели возможность проинтервьюровать непосредственных участников событий, как мельниковцев, так и бандеровцев. Оба ученые привлекались американскими спецслужбами во время осуществления так наз. «Гарвардского проекта» по массовому опросу разного рода эмигрантов и «перемещенных лиц» из СССР и стран Восточной Европы, осевших в США и других западных странах после второй мировой войны, с целью изучения наиболее эффективных методов подрывной деятельности против СССР34]. Им также была предоставлена возможность ознакомиться с архивными материалами немецких спецслужб, включая захваченные западными союзниками архивы главных органов управления гитлеровского рейха и верховного командования вермахта (OKW).

Наконец, укажем на основательно документированную книгу о дивизии Ваффен СС «Галичина», автором которой является канадский общественный деятель и исследователь Сол Литтман35].  В ней также содержится интересный анализ событий вокруг «акта 30 июня», включая роль подразделений украинской полиции, сформированных немцами, во львовской резне летом 1941 г. 

Третий рейх и украинские националисты 

 Со времени первой германской оккупации в 1918 г., Украина рассматривалась правящими кругами Германии в качестве потенциального источника сырьевых ресурсов и дешевой рабочей силы. Некоторые германские политики рассматривалии ее как наиболее восточную часть центральной Европы (Mitteleuropa), другие как источник зерна, третьи – как противовес традиционному балансу сил в Европе: германо-украинский альянс должен был послужить естественным бастионом против России и Польши, в особенности Галиция, ставшая после развала Австро-Венгрии частью польских восточных земель. После окончания гражданской войны большая часть Украины стала советской, а Галиция превратилась в полигон украинской националистической политики, своего рода «Пьемонт»36], с помощью которого разного рода националистические организации связывали далеко идущие планы «освобождения» всей Советской Украины от «большевизма». При этом западноукраинские политики надеялись, что они могут рассчитывать на содействие Берлина в борьбе с Москвой и Варшавой.

И эти политики нашли покровителя в лице Альфреда Розенберга, одного из главных идеологов нацистской партии. Еще в 1927 году он писал о «природной враждебности» между украинцами и поляками, которая может пригодиться Германии. «Если мы поймем..., что устранение польского государства вляется первым требованием Германии, - утверждал он, - союз между Киевом и Берлином становится необходимостью народа и государства для будущей политики Германии»37]. И устранение Польши в 1939 году и нападение на Советский Союз в 1941 г. имели одно и то же обоснование – Украина как противовес могуществу России, против Польши и Балкан, как мост на Кавказ38]. Нацистская программа, по мнению Розенберга, должна была культивировать чувство национальной исключительности украинцев «вплоть до возможного установления отдельного государства, имеющего своей целью... постоянное противодействие Москве и обеспечение жизненного пространства (Lebensraum) Великой Германии на востоке».[39]

В мае 1941 г., накануне нападения фашистской Германии на Советский Союз, А. Розенберг более полно развил свои взгляды на роль Украины в германской оккупационной политике в отношении СССР при разработке инструкций для будущего германского правителя Украины. Он отходит от идеи предоставления «немедленной» независимости Украины, по-видимому, сознавая, что высшее руководство рейха не было склонно воспринять его идеи по поводу Украины. Он предусматривает два этапа: на первом, Украина обеспечивает Германию продовольствием и сырьем, на втором – «свободное украинское государство» в тесном альянсе с Великой Германией обеспечит германское влияние на востоке.

Для достижения этой цели, не без влияния украинских «экcпертов» в команде доктора Г. Лейббрандта40], Розенберг предусматривал широкую пропаганду идей украинского национализма и обработку населения оккупированных территорий в националистическом духе путем создания украинских университета и техникумов, публикации украинской националистической литературы, постепенное вытеснение русского языка из сферы общения и интенсивное насаждение немецкого языка и культуры. В более широком плане, Розенберг мечтал о тесном сотрудничестве между «независимой» Украиной и контролируемым немцами Кавказом. И все это ради главной цели – создать бастион против России с целью бесперебойного снабжения рейха продовольствием и сырьем41].

За два дня до начала осуществления плана нападения на СССР, Розенберг задается вопросом: насколько сильным является влияние национализма на умы украинцев? Сам Розенберг не преувеличивал это влияние. Он полагал, что  националистическое сознание в массах присутствует, хотя и в латентной, аморфной форме. «Мы должны предпринять все усилия для того, чтобы разбудить это украинское самосознание - писал он, - ...такого рода национализм будет верной порукой защиты германских интересов на Востоке». Находившаяся в прошлом «под угрозой Москвы» Украина «отныне всегда будет искать защиты у другой великой державы, а такой державой, конечно, будет только Германия».[42]

 Как отмечает А. Даллин, этот тезис представлял собой симбиоз западноукраинского национализма, жаждущего создания государства от Карпат до Волги и германских интересов (как их понимал Розенберг), что позволило бы сделать Украину зависимой от германских «подпорок». Министерство восточных территорий отнюдь не питало иллюзий о том, что существует “непреодолимое желание народа создать независимую Украину”; признавалась лишь «необходимость систематической и искусной культивации» такого предполагаемого желания43].

Основы для такой «культивации» закладывались целым отрядом украинских националических «экпертов» в системе нацистского «остфоршунга». Рамки данной статьи не позволяют детально останавливаться на этом аспекте идеологичяеской подготовки гитлеровской агрессии против Советского Союза. Укажем, что, например, еще гетманцы Скоропадского, в частности националистический историк в Берлине Д. Дорошенко занимался разработкой идеологического обоснования гетманского движения, приспосабливая его к требованиям «нового порядка» гитлеровцев - украинская нация объявлялась «объединенныи коллективом украинского народа, принадлежащего к арийской расе»44]. Впоследствии, уже после нападения на СССР, нацистский «остфоршунг» разрабатывал целый комплекс мероприятий для того, чтобы искоренить вообще упоминание о России и русских из лексикона немецких «экпертов» и пропагандистов45]. Эти нацисткие идеи с готовностью воспринимались и тиражировались украинскими националистическими «специалистами».

Наконец, замыслы Розенберга по поводу Украины основывались на посылке, что война с СССР будет скоротечной. С военной точки зрения не имело значения, станет ли украинский народ в массе своей достаточно националистическим или будут ли русские антагонизированы розенбергской политикой «разделения». Эти реальности могли не приниматься во внимание, если Германия победит в войне.

В свете приведенных выше идеологических конструкций Розенберга напрашивается логический вывод: орудием противоестественной «культивации» национализма среди украинского народа должны были стать украинские националистические организации, действующие прежде всего в шкурных германских интересах[46].

 


[29] Автором этого «основополагающего» тезиса историков НАН Украины является агент абвера, гестапо и ЦРУ с многолетним стажем Мыкола Лебедь, который озвучил этот миф в брошюрке об УПА, изданной в 1946 г. в Мюнхене (См. Лебедь, Микола. Українська Повстанська Армія.  Мюнхен, 1946; См. также A. Dallin, op. cit., p.119.

[30] Armstrong John A. Collaborationism in World War II: The Integral Nationalist Variant in Eastern Europe.  - The Journal of Modern History, Vol. 40, No. 3 (Sep., 1968), pp. 396-410.

[31] Dallin, Alexander. German rule in Russia, 1941-1945: A study of occupation policies. 2nd rev. ed. – Boulder, CO: Westview press, 1981.

[32] Armstrong, John. Ukrainian nationalism. 2nd ed. - New York: Columbia University Press, 1963.

[33] Reitlinger, Gerald. The house built on sand. The conflicts of German policy in Russia, 1939-1945. New York: The Viking Press, 1960.

[34]  Harvard University Refugee Interview Project (HURIP).

[35] Littman, Sol. Pure soldiers or sinister legion: the Ukrainian 14th Waffen-SS division. Montreal: Black Rose Books, 2003. 

[36] В этой связи сошлемся на исторический анализ концепции Галиции как украинского «Пьемонта» и «стартовой площадки» украинского национализма, осуществленный канадским исследователем Полем Магочи (Magocsi, Paul Robert, The Roots of Ukrainian Nationalism: Galicia as Ukraine' Piedmont. Toronto: University of Toronto Press, 2002.)

[37] Rosenberg, Alfred. Der ZukunJtsweg einer deutschen Aussenpolitik. - Munich: F. Eher, 1927, p. 97. (цит по: A. Dallin, op.cit, p. 108).

[38] Даллин приводит взгляды д-ра Отто Бройтигама, германского дипломата и юриста, одного из ведущих сотрудников ведомства Розенберга по «восточным территориям рейха». Бройтигам выступал против насильственных методов и эксцессов оккупации и был сторонником более гибкого подхода к использованию разного рода националистических движений в интересах третьего рейха (См. документ Нюрбергского трибунала 294-PS,  секретная записка О. Бройтигама от 25 октября 1942 г. о трех основных целях восточной кампании и общей ситуации в СССР на языке оригинала (TMWC, vol. XXV, p. 340).

[39] Документ 1017-PS - меморандум № 1 от 2 апреля 1941 г., без подписи, обнаруженный в папках документов А. Розенберга по России о целях и методах будущей германской оккупации обширных районов Советского Союза, раздел D) «Украина» (TMWC, vol. XXVI, p. 550-551). В последущих меморандумах Розенберг развил идею о создании “независимого” украинского  государственного образования в “тесном союзе” с германским рейхом (А. Даллин сылается на неопубликованный документ Нюрбергского трибунала 1018-PS*, меморандум Розенберга № 2 от 7 апреля 1941 г. См.  Dallin, op. cit., p. 109).

[40] Георг Лейббрандт родился в 1899 в поселении этнических немцев Торосово (нем. Hoffnungsfeld) под Одессой. В 1918 г. отправился изучать теологию, филологию и историю в Германию. В 1927 году получил степень доктора философии. Неоднократно посещал СССР в 1926, 1928 и 1929 гг. Официальной целью его визитов в Советский Союз было изучение истории немецких колонистов в России. Лейббрандт был полиглотом, что помогло ему в дальнейшей карьере: по стипендии Рокфеллера он продолжил свое образование в 1931- 1933 гг. в Париже и США. В 1933 году по предложению Розенберга, он возвращается в Германию, где в тот же год становится членом нацистской партии. После нападения Германии на СССР, в 1941 г. Лейббрандт возглавил политический отдел “министерства по делам восточных территорий” Розенберга. Таким образом, Лейббрандт стал главным каналом связей гитлеровской верхушки, и прежде всего Розенберга с украинскими, кавказскими и русскими эмигрантами. После войны Лейббрандт едва избежал осуждения как военный преступник и содержался американцами под арестом с 1945 по 1949 г. В 1950 г. он вышел на свободу, позднее перехал в США, где играл видную роль в американской ассоциации немцев - выходцев из России. Умер в Бонне в 1982 году.

[41] Dallin, op.cit., p.109-110. В связи с этим напрашиваются  определенные исторические параллели при сравнении взглядов Розенберга и современной ситуации в геополитическом трегольнике Россия – Украина – Грузия. Достаточно только вместо Германии подставить другую западную державу.

[42] Документ Нюрбергскогог трибунала 1058-PS, выступление Розенберга перед персоналом, непосредственно занятых осуществлением «восточной политики» рейха 20 июня 1941 г. (См. TMWC, vol. XXVI, p. 618-620).

[43] Dallin, op. cit, p. 111.

[44] Armstrong, op. cit., p. 28.

[45] В этом отношении показательно письмо одного из специалистов по “русскому вопросу” профессора Лейпцигского университета Отто Реше, адресованное Розенбергу в марте 1942 г. Реше писал: “По моему мнению, концепция “русский” сама по себе является крайне подозрительной и должна быть в будущем искоренена с тем, чтобы бы она не стала фокусом новой политически опасной для нас структуры или даже не послужила  вновь для появления панславизма, возрождению которого нужно препятствовать всегда... ...Восточное пространство [Raum] должно быть не только разделено на отдельные страны, но даже и отдельные народы должны иметь или получить свои древние наименования, а наменование «Россия» должно быть заменено на старые названия. Необходимо поощрять соперничество между расами... ...Чем больше мы будем поощрять самосознание отдельных народов, тем меньше политических трудностей мы будет иметь в будущем...» (Цит по: Burleigh, Michael. Germany turns East: A study of Ostforchung in the Third Reich. London: Pan, 2002, p. 202). Идеи Реше впоследствии были зафиксированы в методических указаниях для пропагандистских служб рейха в марте 1942 г. Поощрялось употребление терминов «московское государство» вместо «Россия», «Белорутения» вместо «Белоруссия», «идель-уральцы», «крымские татары» вместо татар, «большевизм» или «коммунистический» для обозначения советского строя и т.д. (Ibidem, p. 203).

[46][Мы хотим обратить внимание читателей на почти текстуальное совпадение идей Розенберга с тестом “акта 30 июня”. Такое совпадение не являлось случайным. Многие из эмигрантских экспертов трудились в ведомстве Розенберга под началом Лейббрандта.