?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Меморандум Джона Лофтуса: как американские спецслужбы укрывали нацистских преступников в США - 2
moukhtar

1.     Краткий обзор

После упразднения OSS [Office of Strategic Services (OSS) – Управление стратегических служб] в 1946 г. и ещё до создания ЦРУ Госдепартамент учредил свою собственную разведывательную службу, Управление специальных операций (Special Project Division), которая впоследствии стала Отделом координации политики (OPC). С 1948 по 1952 г., бюджет OPC поглощал почти половину фондов ЦРУ, однако осуществлял свои операции под руководством Госдепартамента с поддержкой со стороны военных и независимо от контроля ЦРУ.

OPC был расширен в 1949 г. в ответ на нежелание ЦРУ заниматься операциями, которые рассматривались как несовместимые с первоначальным уставом ЦРУ, предусматривающего сбор и распространение разведывательных данных. Оба учреждения были настроены исключительно враждебно друг к другу и находились в отношениях острой конкуренции за источники финансирования, агентуру и поддержку со стороны правительства США и его союзников. Благодаря амбициозной антикоммунистической платформе, OPC получил полную энтузиазма поддержку со стороны британской секретной разведывательной службы, министра обороны США и ФБР. Отдельные каналы связи с указанными органами были установлены в обход ЦРУ.

Штаб-квартира OPC первоначально располагалась в Госдепартаменте, в Управлении заместителя государственного секретаря по вопросам оккупации Германии. Агенты OPC  осуществляли свою деятельность под прикрытием военных сперва в качестве «Группы военного министерства» (War Department Detachment - WDD), а затем в качестве «Отдела по уничтожению документов» (Documents Disposal Unit - DDU). ЦРУ использовало аналогичное, хотя и отдельное военное прикрытие, сперва в виде секции кадрового анализа (Manpower Analysis) военного правительства в Германии (Military Government in Germany), затем в качестве департамента группы сухопутных войск (Department of the Army Detachment – DAD). Междоусобные распри между Сотрудниками DAD и DDU достигли такого накала, что президент Трумэн был вынужден откомандировать генерала Люсьена Траскотта в Германию в качестве арбитра в разборках между обоими ведомствами. Однако, разница в методологии, организации и задачах ведомств была непреодолимой. 

 

OPC был создан Госдепартаментом для решения специфических задач, поставленных военными. В его состав входили два оперативных подразделения:  PP (psychological warfare) – операции психологической войны и PM (paramilitary) – полувоенные операции. Отделы планирования (Program Branches – PB) использовали принятые у военных кодовые названия операций, например RAINBOW,  SUNRISE и REDWOOD (об этом пойдёт речь ниже). Один и тот же агент мог использоваться (и получать вознаграждение) под прикрытием различных закодированных операций. 

Например, одна из закодированных операций OPC предназначалась для финансирования руководства антикоммунистической эмигрантской группировки, другая - для финансирования эмигрантской газеты, третья – для подготовки повстанцев из числа эмигрантов, четвертая – для нелегальных поставок оружия и т.п. Эмигранты быстро освоились с ситуацией и стали создавать фиктивные организации на бумаге с целью получения дохода от OPC.  

Наконец, когда эмигранты пытались перепродать ту же самую информацию ЦРУ, их «бумажные мельницы» были быстро дискредитированы. Большая часть информации, приобретённая OPC, была фиктивной. Вертикальная классификация операций OPC по кодовым названиям была подвергнута уничтожающей критике со стороны ЦРУ, которое использовало более совершенную горизонтальную систему географических диграфических обозначений и криптонимов с целью отслеживания своей агентуры и операций. 

К 1950 г. OPC попыталось навести порядок в структурных недостатках своей справочной системы путём введения индексации по действительным именным указателям, в которых отражалось, какие именно агенты OPC были задействованы в многочисленных закодированных операциях. Именной/ операционный  указатель OPC являлся единственным методом извлечения информации об обширной сети агентов OPC. Не имея доступа к указателю OPC, никто, ни даже директор ЦРУ не мог идентифицировать лиц, получавших зарплату в ЦРУ и задействованных в операциях OPC. 

Хотя данный указатель в настоящее время отсутствует в архивах ЦРУ, нет никакого сомнения в том, что действительный именной указатель OPC когда-то существовал. В самом начале 1950-х годов Отделу внутренних контактов ЦРУ (Domestic Contact Division) предоставлялся ограниченный  доступ к указателю с тем, чтобы его сотрудники могли произвести опрос агентов OPC, которые были перевезены в США. В деле ЦРУ на Франца Кушеля находится один из оригинальных меморандумов Отдела внутренних контактов в адрес тогдашнего директора OPC Аллена Даллеса с просьбой к ЦРУ разрешить опросить агента OPC Кушеля. 

Такая строгая производственная изоляция подразделений была необходимой для того, чтобы не дать «либеральному» ЦРУ раскрыть истинное лицо агентов наподобие Кушеля, работавших на OPC. Как это показано в последующем исследовании на конкретных фактах в отношении украинских нацистов, OPC  приняло на себя финансирование сети британской агентуры за “железным занавесом”. К сожалению, британские агентурные сети состояли сплошь и рядом из бывших фашистов и военных преступников из малоизвестных восточноевропейских эмигрантских организаций.

 Кушель, например, был эсесовским связным фашистских полицейских сил Белоруссии, а затем командиром нацистского военного подразделения, которое вело боевые действия против сухопутных войск США в Италии и Франции. Для того, чтобы скрыть длинный послужной список военных преступлений и злодеяний Кушеля, связной между Пентагоном и OPC предоставил ЦРУ ложную информацию, в которой Кушель характеризовался как генерал антикоммунистического подполья, которое боролось против немцев.

Если мне не отказывает память, ЦРУ получало доклады от AL/BROGGO, (оперативный псевдоним источника в организации Гелена). Гелен также участвовал в прикрытии OPC, предоставляя фальшивые данные на таких известных нацистов, как Кушель. У Гелена был свой канал связи с OPC под кодовым названием RAINBOW (ранее – RUSTY, позднее – Отдел технической разведки).

В то время как ЦРУ держали в неведении, Кушель предоставил Гелену и ФБР детальную информацию о том, как OPC и британская разведка совместно использовали нацистские агентурные сети. OPC и британцы осуществили серию полувоенных операций под кодовыми названиями REDWOOD, REDSOX, REDCAP и др. с целью засылки агентуры за «железный занавес». В Белоруссии, например, сети Кушеля имели кодовые названия POLE CAT, BLAC CAT и др. 

Ввиду того, что британским партнёром OPC был Ким Филби, неудивительно, что многие из повстанческих сетей представляли собой ничто иное, как жуткую катастрофу. В 1951 г., директор ЦРУ «Beetle» Смит в лекции в колледже сухопутных сил в Карлайлс Бэррэкс раскрыл уничтожающую информацию о том, что процент потерь среди агентуры OPC, засланной за «железный занавес» составлял более 98 %. По мнению директора Смита, при соответствующем обосновании OPC необходимо было поставить под контроль ЦРУ. Однако, несмотря на все его попытки, этого не произошло. 

С 1951 по 1959 гг. было несколько попыток слить OPC с ЦРУ, однако подразделение продолжало вести своё собственное делопроизводство, поддерживать независимые агентурные сети и проводить независимые операции. Существование такого аномального независимого агентства внутри ЦРУ было следствием прямого приказа Аллена Даллеса, бывшего руководителя OPC , который унаследовал пост директора ЦРУ после «Beetle» Смита в 1953 г. 

Вместо слияния OPC и ЦРУ происходила частичная интеграция руководителей OPC в верхние эшелоны организационных структур ЦРУ. Даллес назначил своего предшественника на посту руководителя OPC Фрэнка Уизнера заместителем директора ЦРУ по планированию операций (Deputy Director for Plans, в настоящее время DDO – зам директора ЦРУ по оперативным вопросам). Гарри Хекшер, бывший руководитель «группы военного министерства» OPC в Германии, получил пост резидента ЦРУ в Берлине. 

На протяжении всего срока президентства Эйзенхауэра, кадровый состав ЦРУ не имел понятия о том, что бывшие руководители OPC продолжали вербовать нацистов на деньги ЦРУ. Старая практика OPC поддержанию оперативной изоляции подразделений по закодированным названиям операций оставалась эффективным методом сокрытия деликатных программ, связанных с нацистами, от глаз ЦРУ. 

Например, операция “CROWN PROJECT “ была совместной программой OPC и британской разведки по использованию русского фашистского движения НТС. ЦРУ «кормили» докладами от агентов OPC CHIESEL и PICA в Пентагоне с целью повышения акций НТС, которая стала организацией прикрытия для многих нацистов в OPC. 

После фиаско восстания в Венгрии в 1956 г., которое спровоцировали передачи НТС без санкции ЦРУ, даже такие наиболее стойкие защитники OPC, как Фрэнк Уизнер, начали подозревать, что у нацистов в НТС имелся свой тайный замысел.  У руководителей OPC сложилось единое мнение, с которым они не делились с ЦРУ, о том, что фашистские эмигрантские группы, переданные им британской разведкой, были эффективно напичканы советской агентурой.

После 1956 г. было уничтожено неизвестное число документов с целью не дать следователям ЦРУ, вроде Люсьена Траскотта и Лаймена Киркпатрика, раскрыть полную картину скандала, связанного с нацистами и имевшего как уголовную, так и политическую подоплёку. OPC переместило большое число фашистских эмигрантов в США по просьбе британской разведслужбы СИС. В период с 1956 по 1962 годы OPC прекратило финансирование большинства, но не всех своих агентов из числа нацистов и перевело остальных политических и военных сотрудников из Госдепартамента и Пентагона. 

Перед тем как Даллес был уволен с поста директора ЦРУ, он попытался осуществить систематическую чистку нацистских операций OPC в архивах ЦРУ, однако документов было настолько много, что их нельзя было уничтожить. Намного эффективнее было спрятать иголку в стоге сена. Перед уходом Даллеса действительный именной указатель OPC был изъят из штаб-квартиры ЦРУ с целью предотвращения попыток последующих директоров ЦРУ получить доступ к любой предшествующей документации OPC. В то же самое время, имена всех агентов OPC систематически изымались из указателя картотеки захваченных немецких документов SSU/CIA (Отдела стратегических служб/ЦРУ) с целью предотвратить разоблачение их нацистского прошлого. 

Чистке подвергались не только архивы ЦРУ. Действительный именной указатель INSCOM к архивам разведслужб сухопутных войск до 1951 года был также изъят по аналогичным причинам. Практически весь австрийский архив контрразведки США был уничтожен. Чистке также подверглась картотека штаб-квартиры ФБР и многие документы ФБР по OPC были в массе своей переданы в региональные отделы ведомства в Вашингтоне и Нью-Йорке. Я обнаружил большую коллекцию списанных документов, которые находились в оригинальных архивных контейнерах ЦРУ, которые незаконно были перевезены в хранилище Госдепартамента в Сьютланд. 

Бывшие сотрудники OPC были приданы SOG (Группе специальных операций) Пентагона для того, чтобы документы по нацистам в хранилищах не попадались на глаза ЦРУ и конгрессу. Например, в досье на Кушеля в INSCOM имелась записка “Не разглашать Главному контрольно-финансовому управлению без санкции SOG». SOG, конечно, никогда не давал разрешения на выдачу каких-либо документов о нацистах. Впоследствии, Главное контрольно-финансовое управление США доложило члену конгресса Холцман, что у них не было никаких документов американских разведслужб по генералу СС Кушелю. Это был грубый, но эффективный саботаж. 

Аналогичный саботаж осуществлялся в самом ЦРУ. В 1979 г. я обратился от имени Министерства юстиции в ЦРУ с запросом предоставить документы по пяти лицам, которые были известны как белорусские нацисты и военные преступники. Мне сообщили, что в ЦРУ не обнаружили каких-либо следов по какому-либо из указанных лиц. Это было удивительным, поскольку у меня были копии документов из ФБР, в которых указанные лица детально описывали свою работу на ЦРУ.

В 1980-1981 гг. Генеральный юрисконсульт ЦРУ с опозданием обнаружил, что не только эти документы существуют, но и что мой запрос от 1979 г. был отмечен в записях на этих документах. Кто-то в управлении операций ЦРУ перехватил мой запрос и по-видимому лгал сотрудникам генерального юрисконсульта ЦРУ. 

Я не был удивлён. К 1981 г. я убедился с разумной достаточностью в том, что в ЦРУ не было надёжных средств получить доступ к документам OPC периода 1946-1959 гг. На протяжении моей службы в Министерстве юстиции, я собрал документы OPC/ЦРУ из других ведомств, которые демонстрировали, что у ЦРУ имелся весьма значительный и систематически организованный пробел в системе управления информацией. 

За последние тринадцать лет после моего ухода из Министерства юстиции, я опросил большое число бывших сотрудников OPC, которые подтвердили мне характер и масштаб документального саботажа в ЦРУ. Меня систематически информировали, что ваша организация этому не верит. Таким образом, я предлагаю следующее исследование на конкретных примерах для доказательства моего утверждения.

 

Tags: ,