Previous Entry Share Next Entry
Меморандум Джона Лофтуса: как американские спецслужбы укрывали нацистских преступников в США - 3
moukhtar

2.         Исследование на конкретных примерах: использование разведслужбами украинского фашистского движения ОУН/СБ.

Нынешний директор ЦРУ не имеет понятия, где именно его предшественники прятали документы об украинских нацистах. Сегодня, никто в ЦРУ даже не в курсе дела, что высокопоставленные нацисты вроде Мыколы Лебедя когда-то работали на OPC на самом высоком уровне. После второй мировой войны ЦРУ охотилось за Лебедем и другими военными преступниками - членами СБ ОУН. В то же время, OPC вливало миллионы долларов ЦРУ  в финансирование организации СБ ОУН и обеспечивало прикрытие Лебедю в обретении американского гражданства по закону, который разрешал ЦРУ обеспечить въезд в страну 100 человек ежегодно. Как свидетельствуют об этом архивные дела контрразведывательной службы США , СБ ОУН представляло собой классический пример того, как «одно из подразделений ЦРУ занималось охотой на нацистов, в то время как другое подразделение этого же ведомства осуществляло их вербовку». 

Было бы точнее и исторически более точно рассматривать OPC скорее как отдельное управление госдепартамента, чем подразделение ЦРУ. Это правда, что OPC оплачивала своих агентов из числа нацистов деньгами ЦРУ, однако ЦРУ об этом не знало. Послужной список ЦРУ в отношении СБ ОУН полностью достоин похвалы. Позвольте мне сперва доказать свою версию. 

 

Организация-предшественник ЦРУ – Управление стратегических служб (УСС), определила, что Организация украинских националистов представляет собой экстремистское националистическое движение, которое в различной степени сотрудничало с нацистами во время второй мировой войны. Его наиболее экстремистская фракция – ОУН(б), во главе со Степаном Бандерой и Ярославом Стецько, на протяжении краткого периода служила в качестве нацистского марионеточного правительства Украины, однако впоследствии ёё политическое руководство было отозвано в Берлин и оставалось там в почётной ссылке почти до конца войны. Бандера настойчиво требовал такой формы политического признания, на которое Гитлер идти не желал. 

В сущности, Бандера хотел создания независимого фашистского государства на Украине, что порождало конфликт с великорусскими целями других профашистских эмигрантских группировок, таких как НТС и власовское движение. В то время, как в Берлине шли политические сражения, разведслужба ОУН(б), СБ ОУН, возглавляемое Мыколой Лебедем выполняло исключительно ценные, и жестокие по методам, задания СС на Украине. СБ ОУН производила отбор кадров добровольцев для мобильных карательных подразделений (айнзатцгрупп) и финансируемые СС антипартизанские подразделения (УПА). Кадры Лебедя играли существенную роль в украинском холокосте (например, в убийстве матери Симона Визенталя). СБ ОУН использовало пытки и покушения для устранения своих украинских политических противников с целью получения подачек от нацистов. 

 

После второй мировой войны Бандера, Стецько и Лебедь пытались избежать правосудия за военные преступления. Все члены ОУН(б) и СБ ОУН были объявлены членами «движения, враждебного США» и им было запрещена иммиграция в страну. ЦРУ осуществляло меры по выполнению такой политики. Я обнаружил многочисленные примеры корреспонденции ЦРУ в СИН [Службы иммиграции и натурализации США], в которой ведомство идентифицировало определённых кандидатов на визу в США в качестве членов ОУН, подлежащих запрету на въезд. 

Подтверждением такого отношения ЦРУ в отношении ОУН(б) является весьма необычный источник – Ким Филби, который утверждал в своей автобиографии, что он пытался навязать группировку Бандеры ЦРУ, однако ёё сотрудники отказали иметь какое-либо дело с Бандерой. Британские историки, специализирующиеся на истории британских разведслужб открыто подтвердили, что Филби завербовал агентов ОУН(б) и пристроил заместителя Бандеры Стецько на пост главы финансируемого британцами «Антибольшевистского блока народов» (АБН). 

ЦРУ отказалось иметь что-либо общее с троянским конём ОУН и предупредило официальные лица США в 1949 г. о том, что «Стецько не должен иметь в своём распоряжении даже клочка бумаги», который он может использовать для получения поддержки США. К 1953 г. все «умеренные и демократические группировки-члены блока» убедили покинуть АБН. 

Во время эпохи маккартизма Стецько и ОУН пытались обойти сопротивление ЦРУ путём призывов к конгрессу США оказать помощь АБН. ЦРУ отреагировало оперативно. В 1953 г., сенаторам США показали конфиденциальные доклады, основанные на исследованиях ЦРУ, которые раскрывали нацистские связи АБН, в котором доминировали украинцы: 

 

«Многие из лидеров АБН были тесно связаны с нацистским правительством или с тоталитарными режимами своих соответствующих стран. Ввиду такого послужного списка многие из них не могли получить иммиграционные визы или визы для посещения Соединённых Штатов или других стран. Нет никакого основания сомневаться в их антикоммунистических воззрениях, однако «никто также не сомневался и в антикоммунистических воззрениях Гитлера».

 Конгрессменам также показали конфиденциальные персональные биографические справки на нацистов АБН, включая лидера ОУН Ярослава Стецько, его белорусского председателя Радислава Островского и словацкого фашиста Фердинанда Дурчанского, которые в то время проживали в Германии, Аргентине и Канаде. Движение «Американские друзья АБН» внезапно приказало долго жить. 

В отчаянной попытке ответить на наступление ЦРУ правдивыми сведениями на капитолийском холме Стецько переключил пропагандистские усилия ОУН и АБН в направлении неправительственных организаций вроде Ветеранов иностранных войн (ВИВ). В 1958 г. ВИВ в конфиденциальном порядке уведомили в необходимости отмежеваться от украинской фракции Стецько и вместо этого сотрудничать с ЦРУ в поддержке поддерживаемого ЦРУ «Комитета Освобождения» (сейчас Радио «Свобода»). Руководство ВИВ предупредили, что украинская организация Стецько «имеет долгую историю убийств, террора и принуждения в лагерях «перемещённых лиц» в Германии против тех украинцев, которые не разделяют их взглядов». 

К 1960-м годам АБН, в котором доминировали украинцы, переживал серьёзный упадок. На лидера ОУН Бандеру было совершено покушение в Германии. Хайнц Фельфе, самый значительный сторонник ОУН в организации Гелена, был разоблачён  как агент КГБ. После побега Филби в Москву в 1963 г., даже самые упрямые британские сторонники ОУН поняли, что их надули. ЦРУ наивно и небезосновательно полагало, что оно сделало всё в своих силах, чтобы не пускать оуновцев в Америку. Учётные книги организации были закрыты за исключением краткой исторической справки. 

Рассекреченное исследование ЦРУ, осуществлённое приблизительно в 1973  г. и озаглавленное «Агенты германской разведки на восточном фронте» содержало краткую справку истории ОУН и идентифицировало лицо по «фамилии Лебедь, имя неизвестно» в качестве главаря СБ ОУН. Когда это исследование было передано в национальный архив США, ЦРУ не имело практически никакой другой информации об этой маргинальной группировке в своей базе данных и по-прежнему не имело сведений об имени человека по фамилии Лебедь. 

Когда ЦРУ получило запрос о Лебеде от бывшего члена конгресса Холцман по закону о свободе информации, отдел связей с общественностью ЦРУ был уверен в том, что организация не имеет ничего общего с этим отъявленным военным преступником. В 1993 г., директор ЦРУ издал пресс-релиз с объявлением о том, что в ЦРУ вообще не имеется какой-либо информации о Мыколе Лебеде. 

К сожалению, директор ЦРУ полностью ошибался. Другие сотрудники ЦРУ может быть и не знали имени Лебедя, однако в архивах ЦРУ, расположенных на седьмом этаже здания штаб-квартиры в распоряжении директора организации имелось дело Мыколы Лебедя. Если его оттуда изъяли, тогда нет никаких сомнений в том, что была осуществлена «зачистка» архивов. 

В 1949 г. Мыколе Лебедю было предоставлено постоянное и неотчуждаемое гражданство США директором ЦРУ с письменного согласия генерального прокурора и комиссара Службы иммиграции и натурализации США. Эта исключительно конфиденциальная и сверхсекретная программа распространялась только на наиболее ценных агентов разведки, допуск которых в США считался необходимым в целях национальной безопасности.

В распоряжении директора ЦРУ могло и не быть копии дела Лебедя о его допуске в страну по закону ЦРУ, который разрешал въезд в страну 100 человек ежегодно, но такая копия все таки есть в распоряжении генерального прокурора США. Папки ЦРУ в которых содержится информация о предоставлении Мыколе Лебедю американского гражданства находятся на шестом этаже министерства юстиции США под указателем соответствующего федерального закона. Я чётко припоминаю фамилию Лебедя и других высокопоставленных нацистов, которым было предоставлено гражданство по закону, который разрешал ЦРУ ежегодный допуск в страну 100 человек. 

Если моя память мне не изменяет, кодовое название операции ЦРУ было  SUNRISE, хотя этот термин мог также относится и к соответствующему сопроводительному законодательному акту 1951 года, об условно-досрочном изъятии некоторых категорий лиц из сферы действия иммиграционных законов, согласно которому предоставлялся статус постоянного проживания, но не гражданства, тысячам других нацистов, работавшим на OPC. Многие из них, как и Лебедь, оплачивались из фондов ЦРУ через госдепартамент без ведома, согласия или разрешения ЦРУ. Для подтверждения этого тезиса я привожу следующие факты. 

Текст служебных характеристик агентов, прилагаемых к рекомендациям директора ЦРУ генеральному прокурору США в процессе осуществления операции SUNRISE ясно свидетельствует о том, что ЦРУ было в полном неведении что они аттестовали на гражданство нацистских преступников. В самом деле, в конце 70-х годов ЦРУ свидетельствовало на слушаниях в комитете по юридическим вопросам палаты представителей США о том, что организация никогда не пользовалась законом, который разрешал ежегодный въезд в страну 100 человек с целью доступа в страну «военных преступников, убийц или лиц подобного рода». 

Мой анализ секретной классификации госдепартамента подтверждает, что именно сотрудники этого ведомства явились инициаторами ходатайства о предоставлении гражданства Мыколе Лебедю и некоторым другим нацистам, которые получили доступ в страну по закону, который разрешал ежегодный въезд в страну 100 лицам (см., например, секретные папки госдепартамента по Густаву Хильгеру, о предоставлении гражданства по требованию Джорджа Кеннана). ЦРУ всего лишь соглашалось в порядке вежливости с запросами OPC по устройству в США агентов и полагалось при этом на безобидные биографические справки госдепартамента, которые мошеннически опускали какие-либо упоминания о военных преступлениях кандидатов, совершенных ими зверствах или их членстве в СС. 

Попросту говоря, госдепартамент лгал директору ЦРУ, который непреднамеренно представлял ложную информацию генеральному прокурору. ЦРУ не имело понятие о том, что “человек по фамилии Лебедь, имя неизвестно”, который числился в их делах в качестве фашиста СБ ОУН, был тем самым Мыколой Лебедем, которого представляли на гражданство как одного из наиболее ценных агентов  OPC. 

Военные контрразведчики знали о мошенничестве ОУН, поскольку они выполняли полевую работу для OPC и ЦРУ в конце 40-х годов. Вердикт военных по поводу украинской аферы OPC был уничтожающим: «Одно подразделение ЦРУ охотится за нацистами, в то время как другое подразделение их вербует». У военных были вполне достаточные основания для такого заключения поскольку их досье на СБ ОУН содержало одиннадцать томов внутренних документов ОУН, которые им передал сам Мыкола Лебедь. 

По требованию OPC, военные контрразведчики обработали нацистские досье Лебедя и подготовили указатель около 8 000 фамилий. Когда я распространил указатель фамилий из досье Лебедя на СБ УОН другим юристам министерства юстиции, мы подтвердили идентификационные данные нескольких подозреваемых в военных преступлениях из числа украинцев, проживавших в США. 

Существует независимое письменное подтверждение о том, что OPC вербовало членов СБ ОУН, отъявленных военных преступников ОУН(б), в то время как ЦРУ охотилось на них. В хранилище совершенно секретных документов в штаб-квартире Службы иммиграции и натурализации я обнаружил оригинал письма из OPC под указателем СИН «СБ ОУН». СИН получила информацию, вероятно от ЦРУ, о том, что один из садистов-палачей из СБ ОУН прибывает в Нью-Йорк. Нациста задержали на пункте иммиграционного контроля Эллис Айленд, предъявили обвинение в использовании фальшивых документов и принадлежности к СБ ОУН. Эта организация была внесена в список «враждебных организаций» СИН по просьбе ЦРУ. 

Летом 1951 г., OPC направила в СИН письмо с требованием освободить агента и обеспечить ему въезд в США. OPC признало, что их агент получил приказ дать ложные показания СИН и также признало факт применения СБ ОУН “незаконных методов” (т. е. пыток). OPC далее признало, что несмотря на то, что СБ ОУН находится в списке организаций, членам которых запрещён въезд в США, “по меньшей мере двадцать бывших или действующих членов организации… уже находятся в США в настоящее время». Этот список незаконно находящихся в стране иностранцев предположительно включал самого Мыколу Лебедя, который эмигрировал в Нью-Йорк в октябре 1949 г., ещё до получения разрешения по закону о ежегодном въезде 100 лиц. 

В то время как УСС и ЦРУ занимались охотой на нацистов,  OPC в письме откровенно  признавало, что они обеспечивали  нацистам защиту: 

 

“В конце войны многие члены ОУН оказались в Западной Европы с тем, чтобы избежать захвата наступающими советскими войсками. ОУН перегруппировалась в Западной Европе со штаб-квартирой в Мюнхене [в американской зоне оккупации Германии]. Она впервые появилась в поле зрения американских властей [в 1946 г.], когда русские потребовали экстрадиции Бандеры и многих других антисоветски настроенных украинцев, как военных преступников. К счастью, попытки определить местонахождение указанных антисоветских украинцев были саботированы некоторыми дальновидными американцами, которые предупредили означенных лиц о необходимости скрыться».

В качестве отступления, архивы контрразведывательной службы подтверждают, что контрразведка в действительности определила местонахождение Бандеры в оккупационной зоне США и была готова арестовать его, когда контрразведчики получили инструкции этого не делать от Джэка Нила из подразделения разведки госдепартамента, Отдела координации зарубежных операций [Foreign Activity Correlation – FAC]. Это подразделение действовало под эгидой Управления специальных операций [Special Projects Division], организации-предшественника OPC. В 1947 году Советы осудили в ООН американцев за то, что они взяли под защиту Бандеру и впоследствии осуществили успешное покушение на него в Западной Германии. Затем Стецько стал основным посредником между украинскими нацистами и британской разведкой, в то время как Лебедь занимался вербовкой на OPC отколовшихся фракционеров в Нью-Йорке. 

Письмо OPC в СИН в 1951 году совершенно ясно показывает, почему СБ ОУН Лебедя представляло такую ценность: его члены занимались организаций покушений на работников коммунистических спецслужб. «Более 35 000 членов русской тайной полиции МВД-МКГБ были убиты ОУН-УПА после окончания войны. Другими словами, нельзя рассматривать основную деятельность ОУН на Украине как наносящую ущерб Соединённым Штатам».  

Несмотря на то, что OPC весьма преувеличивало число покушений, ряд американских сотрудников OPC подтвердили, что организация Гелена в действительности занималась подготовкой наёмных убийц с использованием оружия с синильной кислотой. Во время эры Маккарти убийство коммунистов рассматривалось СИН в качестве здравой политики и они соглашались с запросами OPC снять запрет на въезд в страну оуновцев, не информируя об этом ЦРУ. 

В то время как ничего не подозревающее ЦРУ занималось осуждением ОУН Стецько на капитолийском холме, члены СБ ОУН прибывали в штаб-квартиру Лебедя в Нью-Йорке. Страница 6 досье INSCOM C8043982 следующим образом перечисляет адрес и профессию Мыколы в 1955 г.: «Генеральный секретарь иностранных дел  Украинской Главной Освободительной Рады, 355 Форт Вашингтон авеню, дом 37, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк». Если мне не изменяет память, эта организация субсидировалась из фондов ЦРУ под украинским акронимом «УГВР». По информации ещё несколько месяцев тому назад, Лебедь находился в полном здравии в районе Нью-Йорка. Он является самым высокопоставленным нацистским военным преступником, который все ещё находится в Соединённых Штатах. 

Вам не обязательно верить мне на слово. Десять лет тому назад, я представил дело на Лебедя в Главное бюджетно-контрольное управление США, которое подтвердило мои утверждения в своём докладе 1986 г. подкомитету по иммиграции комитета по юридическим вопросам палаты представителей США. Лебедь фигурировал среди шести неназванных нацистов, послуживших предметом конкретных примеров практики укрывательства нацистов в США, представленных  конгрессу США. Г-н Типтон из бюджетно-контрольного управления даже смог проверить предоставление Лебедю гражданства по закону, который разрешал ЦРУ обеспечить въезд в страну 100 человек ежегодно. 

Я, в некоторой степени, озадачен тем, что ЦРУ не смогло обнаружить ту же  информацию, которую нашло бюджетно-контрольное управление восемь лет тому назад. Наверное, эта информацию убедила бы директора ЦРУ не издавать досадный пресс-релиз, дезавуирующий наличие в ЦРУ каких-либо досье на Лебедя. Кроме того, я представил статью в период администрации Рейгана, в которой упоминался Лебедь, однако мне сообщили из отдела цензуры ЦРУ, что факт взаимоотношений Лебедя с организацией по-прежнему засекречен и что я не могу опубликовать статью. Очевидно, что ни доклад бюджетно-контрольного управления о связях Лебедя с ЦРУ, ни моя статья о Лебеде к 1993 году не сохранились в системе управления информации ЦРУ.

Делопроизводители действительно совершают ошибки. Однако, до меня дошли слухи, что бывший офицер связи OPC Билл Кейси наверное тоже поучаствовал в манипуляциях с досье в период пребывания на посту директора ЦРУ. У Кейси имелись чёткие политические мотивы изъять какие-либо упоминания об оуновских нацистах в 80-е годы, поскольку военный преступник Ярослав Стецько тогда тесно работал с генералом Синглаубом и его принимали как почётного гостя в рейгановском Белом Доме.  Налицо весьма плачевный результат работы ЦРУ по недопущению Стецько в США.

У меня есть множество других примеров как ЦРУ охотилось на таких нацистов, как Островский и Дурчанский, в то время как OPC их вербовало. Я также буду рад передать вам документы по ним. В настоящее время я пытаюсь убедить телеканал ABC раскрыть местонахождение досье на Монке в архивах ЦРУ. Два независимых источника сообщили мне, что видели платёжную ведомость ЦРУ за 1955 г. на оплату его услуг, однако я не свободен добавить что-либо по этому конкретному случаю.


Tags: ,

?

Log in

No account? Create an account