Previous Entry Share Next Entry
СУПЕРГЕРОЙ ИЛИ СУПЕРПРЕДАТЕЛЬ? ДЕЛО ОЛЕГА ПЕНЬКОВСКОГО
moukhtar
Непосредственным поводом для написания этого материала послужило обсуждение в ЖЖ уважаемого френда detnix (http://detnix.livejournal.com/65271.html), и в особенности комментарии yuri_p. С другой стороны, беспрецедентные попытки, как в постсоветском пространстве, так и за рубежом, «впихнуть невпихуемое» и героизировать банальное предательство соображениями так называемого «общечеловеческого» порядка у меня лично, да наверное и многих читателей ЖЖ вызывают вполне закономерное отторжение.
 
После даже весьма беглого анализа  довольно большого объёма материала о Пеньковском в интернете и в других публикациях становится  вполне очевидным наличие двух диаметрально противоположных мнений.
 
С одной стороны, это - классический советский взгляд на Пеньковского, как морально разложившегося суперпредателя, который понёс заслуженное наказание за ущерб обороноспособности СССР.
 
С другой стороны, это – тезис, появившийся после развала СССР у целого ряда доморощенных аналитиков, включая некоторых отставных сотрудников советских разведслужб,  о том, что Пеньковский был «подставой» в сложной игре Кремля с целью дезинформации США и Великобритании относительно ядерного потенциала Советского Союза накануне Карибского кризиса 1962 года и посему должен рассматриваться как «герой невидимого фронта». Как мне представляется, мотивация авторов таких «теорий» носит прежде всего коммерческий характер. В постсоветское время появилось множество публикаций, в том числе и переводных, в которых известные предатели отмываются самым беспардонным образом поскольку они якобы боролись с «тоталитарной системой», а потому заслуживают если не всеобщего уважения, то по крайней мере «понимания» их мотивов.
 
Мой интерес к феномену предательства Пеньковского, помимо ссылок во френдленте ЖЖ,  значительно возрос после ознакомления с очередным опусом историка-фантаста Виктора Суворова-Резуна под названием «Кузькина мать» (Виктор Суворов. Кузькина мать. Хроника великого десятилетия. М.: Добрая книга, 2011).
 
Суворов-Резун настойчиво проводит тезис о тайной игре советских маршалов с участием Олега Пеньковского и пытается уверить читателей в том, что Пеньковского «кинули»... сами американцы, не желая подводить свой военно-промышленный комплекс, которому светили многомиллиардные заказы: «Данные Пеньковского не понравились разведке, армии, не понравились военной промышленности. Он был всем неудобен, поэтому его и сдали...» (http://www.sovsekretno.ru/magazines/article/2812)
 
При этом Суворов-Резун втирает читателям очки путём прицельного метания на стол массивов объективной информации по типам и числу межконтинентальных баллистических ракет у СССР и США накануне Карибского кризиса и прочей информации, легко поддающейся проверке. В лучших традициях агитпропа, , с помощью довольно примитивных приемов, принятых на вооружение в психологической войне, он обрабатывает читателей, неискушённых в чтении серьёзных исторических исследований на тему. Доказательств своих «теорий» он, однако, не даёт.
 
Приведём примечательный диалог между журналисткой «Радио Свобода» Еленой Рыковцевой и Суворовым-Резуном, в ходе радиопередачи 27 октября 2011 г:
 
Елена Рыковцева: ...Виктор, у вас очень подробно об этом говорится. Но где же всему этому документальное подтверждение? ...
...На чем вы основывались, когда строили всю эту версию?
Виктор Суворов: Всю эту версию я строил на информации, которую я получил очень давно во время службы в Главном разведывательном управлении. Если бы у меня были какие-то документы, то я бы их представил. Этих документов у меня нет. Поэтому я иду более простым путём – веду со своим читателем разговор и задаю самые простые вопросы. (http://www.svobodanews.ru/content/transcript/24371903.html)
 
Короче говоря, автор прямо признается, что его теория о «заговоре маршалов» и о «сдаче» Пеньковского американцами – просто фантазии. Документов нет.
 
Но можно проследить цель такого рода деятельности и источники вдохновения Суворова-Резуна.
 
Цель весьма прозрачна -  оправдывая предательство Пеньковского, Суворов-Резун стремится обелить самого себя.
 
Что же касается источников его вдохновения, то остановимся на этом более подробно.
 
Отцом концепции Пеньковского как  «двойного агента» является перебежчик Анатолий Голицын[1]. Затем, популяризацией этой «теории» занимался отставной сотрудник британской Ми-6 Питер Райт, который аналогично контрразведчику Джеймсу Энглтону из ЦРУ помешался на поисках «кротов» в британской СИС[2].  Позднее, австралийский журналист Филипп Найтли в книге «Вторая древнейшая профессия: Шпионы и шпионаж в ХХ веке», изданной в США ещё в 1987 году[3], впоследствии переведённой на русский язык, пытался обосновать теорию о Пеньковском, как сознательном участнике операции советских спецслужб и советского генералитета по дезинформации руководителей Великобритании и США. Эта «теория» и сейчас имеет много сторонников среди западных и российских авторов и журналистов. Здесь нельзя отказать Суворову-Резуну в таланте компиляции и «творческого» освоения чужих идей и концепций. Однако, первоисточниками автор, как видим, не злоупотребляет. Жанр «разговора с читателем путём постановки простых вопросов» этого не предусматривает.
 
В книге «Шпион, который спас мир: как советский полковник изменил ход «холодной войны»», изданной в США в 1992 году[4], ёё авторы, Джерролд Шекстер и Петр Дерябин, основываясь на вновь рассекреченных материалах из архивов ЦРУ и магнитофонных записях[5] опросов Пеньковского на конспиративных встречах с западными разведчиками пытаются обосновать тезис о «подвиге» «Героя» (кличка Пеньковского в ЦРУ), информация которого якобы позволила американскому президенту Джону Кеннеди трезво оценить ситуацию и искать разрешения Карибского кризиса путём договорённости с Никитой Хрущёвым в октябре 1962 года. Примечательно, что редакторы солидного научного исследования о роли разведки в кубинском кризисе 1962 года прямо охарактеризовали книгу Шекстера и Дерябина как «ограниченный, сенсационный и полный ошибок трактат»[6].
 
Предатель Петр Дерябин, сотрудник легальной резидентуры внешней разведки СССР, бежавший на Запад во время выполнения задания в Австрии в 1954 году, уже засветился в процессе публикации «Записок Пеньковского», изданных в 1965 году, якобы основанных на дневниковых записях самого Олега Пеньковского и якобы тайно переправленных на Запад перед его арестом в октябре 1962 г.  На самом деле, как это сразу в 1965 году отметили объективные обозреватели, в том числе известный британский журналист Виктор Зорза[7], названный опус был создан при прямом содействии и одобрении ЦРУ. Это подтвердил своим  анализом этой мистификации  бывший специалист «психологической войны» сухопутных сил США и военный разведчик Пол Блэксток в публикации в журнале «Уорлдвью» ещё в феврале 1966 года (http://worldview.carnegiecouncil.org/archive/worldview/1966/02/4749.html).  В 1976 году комиссия Чёрча, расследовавшая деятельность американских спецслужб, прямо указала на участие сотрудников ЦРУ в подготовке публикации (http://www.aarclibrary.org/publib/church/reports/book1/html/ChurchB1_0101b.htm). Наконец, чтобы поставить жирную точку в мифе об «дневниках Пеньковского» приведём ещё один рассекреченный документ из архивов ЦРУ. Например, во внутреннем меморандуме ЦРУ без подписи, датированным 26 июня 1963 года, содержатся рекомендации по редактированию рукописи так, чтобы она выглядела не как компиляция спецслужб, а как дневники Пеньковского (http://www.foia.cia.gov/docs/DOC_0000012426/DOC_0000012426.pdf)
 
Фигура «супергероя» Олега Пеньковского, по вполне понятным соображениям, по-прежнему возводится на Западе на пьедестал. Например, кому уж хвалить Пеньковского, как не Джорджу Тенету, главе ЦРУ в период президентства Дж. Буша-младшего. Он, выступая в университете штата Техас в 1999 году, в частности, сослался на Олега Пеньковского, как пример «исключительного героя» за «железным занавесом» (http://www.foia.cia.gov/docs/DOC_0001445132/DOC_0001445132.pdf). Бывший генеральный директор британской разведки Ми-5 Стелла Римингтон среди 10 самых больших успехов спецслужб мира поставила Пеньковского на 7-е место, Олег Гордиевский занял почётное десятое ((The Mail on Sunday, May 16, 2010, p. 34).
 
«Пророки» постсоветского пространства выстраивают миф о «моральности» заурядного предательства. «Подвиг» Пеньковского продолжает вдохновлять доморощенных либералов.
 
Например, писатель Василий Аксёнов в 1998 году выразился следующим образом: «.. Олег Пеньковский, настоящий герой борьбы за мир, чьи усилия, вероятно, способствовали предотвращению всеобщей ядерной войны в 1962 году...» (The Washington Quarterly, Spring 1998, p. 89).
 
Юлия Латынина в передаче «Эхо Москвы» 14 ноября 2009 года: «...Есть, например, такой человек, которого звали Олег Пеньковский, сотрудник ГРУ, который предал Советский Союз, потому что Советский Союз нёс гибель человечеству, и Олег Пеньковский выбрал спасти человечество. На мой взгляд, он герой. На мой взгляд, это тот человек, из-за которого, может быть, не случилась ядерная война. Он заплатил за это, как известно, смертью – в печке сожгли.»
http://www.echo.msk.ru/programs/code/634091-echo/
 
Список почитателей Пеньковского можно продолжать, но полагаю в этом  необходимости нет. Имя им — легион, и они гордятся избранной ими системой ценностей. Как говорится, дело вкуса.
 
Ограничимся довольно  кратким исследованием с обращением к первоисточникам. Мой материал по необходимости не может охватить все аспекты темы, поэтому отсылаю читателей к  Гуглу, предлагая осуществить поиск по Олегу Пеньковскому. При этом я предполагаю, что читатели в основном знакомы с сюжетной канвой дела Пеньковского. Поэтому многие известные факты остаются за рамками этой публикации.
 
В 1992 году ЦРУ рассекретило более 200 документов по делу Олега Пеньковского. Появилась уникальная возможность заглянуть за кулисы этого ведомства и проверить на «вшивость» многие легенды о Пеньковском, гуляющие по виртуальным просторам интернета, часть из которых уже приводилась выше. Предоставлю читателям самим делать выводы. Приведённые документы и публикации, там где это необходимо, будут снабжены переводом и соответствующими ссылками.
 
Итак, первоисточники.
 
Копия первого письма Пеньковского западным спецслужбам от 19 июля 1960 года с предложением о сотрудничестве во всей его стилистической красе http://www.foia.cia.gov/docs/DOC_0000012266/DOC_0000012266.pdf. Заметьте, в первом письме о вознаграждении – ни слова. Все больше о «западных ценностях» и готовности посвятить себя борьбе за «идеалы демократии».

Зато, во втором письме содержатся  уже совершенно конкретные просьбы – о предоставлении гражданства, воинского звания США или Великобритании и счета в банке. Просьбы, подкреплённые списком секретных материалов, передаваемых на Запад: http://www. foia.cia.gov/docs/DOC_0000012385/DOC_0000012385.pdf.

Примечательно, что в ЦРУ, куда поступили первые сигналы о попытках О. Пеньковского наладить контакт с западными спецслужбами, проигнорировали их, полагая, что речь идёт о провокации советских спецслужб (http://www.foia.cia.gov/docs/DOC_0000012276/DOC_0000012276.pdf)[8].  В конце концов, британские разведчики решили рискнуть и установили контакт с Пеньковским через Гревилла Винна, инженера-электрика и бизнесмена. Винн был завербован британской военной разведкой Ми-5 ещё перед второй мировой войной, а после войны был переведён в Ми-6, т. е. собственно секретную службу (Secret Intelligence Service, в русском сокращении - СИС).
 
СИС решило поделиться своим агентом с ЦРУ и дальнейшая разработка агента Пеньковского уже велась  в рамках совместной операции двух спецслужб. Англичане присвоили Пеньковскому кличку «Йог» (Yoga). В ЦРУ он проходил под кличками «Герой» (Hero), «Алекс» и «Чикади» (Chickadee). В ЦРУ все материалы, которые поступали от Пеньковского и направлялись руководству США получили кодовое название «Айронбарк» (Ironbark).
 
В ходе более 40 тайных встреч с Пеньковским в Лондоне и Лидсе, а также в Париже, где Пеньковский был в служебных командировках по поручении своей организации прикрытия - Государственного комитета при Совете Министров  СССР по координации научно-исследовательских работ, британские и американские разведчики получили от него в общей сложности более 100 микроплёнок с секретной информацией, снятых тремя фотокамерами «Минокс», а также ряд оригиналов секретных документов.
 
В обвинительном заключении по делу Пеньковского, в частности, указывалось: «...за время сотрудничества с английской и американской разведками Пеньковский нанёс большой вред нашему государству, передав устно, в письменных донесениях и на фотоплёнках обширную информацию экономического, политического и военного характера, часть которой составляет государственную и военную тайну СССР. Для характеристики масштабов преступной деятельности Пеньковского достаточно сказать, что он передал 106 экспонированных фотоплёнок по 50 кадров каждая, то есть боле е 5 тысяч фотоснимков с различными данными, представляющими интерес для империалистических разведок."[9]
 
А теперь - о другом немаловажном факторе в оценке личности Пеньковского,  т. е. “облико морале” из известной советской кинокомедии “Бриллиантовая рука”. И действительно, у каждой разведки при вербовке или оценке агента- “инициативника” (walk-in  в терминологии ЦРУ) возникает прежде всего вопрос о мотивации.
 
Амбиции Пеньковского зашкаливали и удивляли даже видавших виды разведчиков.

Желание Пеньковского “добиться признания, быть принятым на равных, получить почести от Запада были постоянной темой конспиративных встреч британских и американских разведчиков со своим агентом”, – пишет Стефен Доррил, автор фундаментального исследования об истории Ми-6, ссылаясь на материалы опросов Пеньковского британскими и американскими разведчиками, обработанные Шекстером и Дерябиным. “Его непомерный эгоизм и желание стать самым значительным шпионом в истории”, - указывает Доррил, -  “доводили команду интервьюеров до полного отупения в конце каждой из таких встреч”. [10]
 
26 июня 1963 года у директора ЦРУ Джона Маккоуна состоялось совещание с анализом провала Пеньковского. Отвечая на один из вопросов участников совещания, Дж. Маккоун прямо указал, что мотивация Пеньковского была главным образом эмоциональной. Не получив ожидаемого продвижения по служебной лестнице, Пеньковский решил работать против своего руководства. Приведём ссылку на этот документ из архива ЦРУ (http://www.foia.cia.gov/docs/DOC_0000012427/DOC_0000012427.pdf).
 
Ещё один немаловажный вопрос – был ли Пеньковский «двойным агентом», как в этом нас пытаются уверить многочисленные авторы, как в России, так и за рубежом?
 
Снова обратимся к первоисточнику: 23 мая 1963 года, руководитель “советского отдела” ЦРУ Говард Осборн направил меморандум заместителю директора ЦРУ по планированию операций  Ричарду Хелмсу, где, в частности, прямо указывал, что у ведомства “нет никаких причин полагать, что Пеньковский был двойным агентом или что какая-либо информация, которую он предоставил была заведомой дезинформацией, исходящей от советских властей” (http://www.foia.cia.gov/docs/DOC_0000012427/DOC_0000012427.pdf)
 
Особого рассмотрения заслуживает тема о том, насколько ценной была информация, предоставленная Пеньковским американцам и какую роль она сыграла в Карибском кризисе осенью 1962 года. Другими словами, является ли название книги «Шпион, который спас мир» отражением факта, который так восхищает сторонников теории «супергероя», или ложью, преследующей прежде всего пропагандистские цели?
 
Утверждается, что разведывательная информация Пеньковского о размещении советских ракет на Кубе имела решающую роль в формировании позиции президента Кеннеди в отношении Никиты Хрущёва.
 
Опять же, предоставим слово непосредственному участнику событий, аналитику ЦРУ Раймонду Гартхоффу. В комментариях по поводу публикации в США рассекреченных документов по ракетному кризису 1962 года, он, в частности пишет: «…Пеньковский, который был арестован 22 октября, последний раз передал информацию в августе 1962 года, до того как ракеты среднего радиуса действия и промежуточной дальности появились на Кубе, не говоря уже о ракетах, «приведённых в боевую готовность». Кстати, он никогда не докладывал что-либо о ракетах на Кубе или ракетах, доставляемых на Кубу. Материалы по кодовым названием «Айронбарк» представляли собой документы c описанием и инструкциями по эксплуатации ракетных комплексов СС-4 БРСД и СС-5 БРСД, которые были переданы годом ранее.»[11]
 
Позднее, в другой публикации Гартхофф прямо указывает какую именно роль сыграл Пеньковский в кризисе 1962 года: «Пеньковский… не смог сообщить США о планируемом размещении ракет. Когда ракеты были окончательно обнаружены по фотографиям, сделанным с помощью разведывательного самолёта У-2, они были идентифицированы не по информации Пеньковского, а аналитиками по расшифровке аэрофотографий, которые были знакомы со строительными сооружениями аналогичных комплексов в Советском Союзе. Конечно, Пеньковский передал оперативные документы на ракеты среднего радиуса действия, развёрнутые на Кубе и эти материалы способствовали оценкам США в отношении степени готовности, тактико-технических данных и возможностей ракет».[12] Этот вывод подтверждает и известный исследователь этого периода Лен Скотт: «Информация Пеньковского о развёртывании ядерного оружия за пределами СССР материально не повлияла на оценки ЦРУ и британцев о вероятности размещения советских стратегических сил на Кубе».[13] Таким образом, Пеньковский не мог играть решающей роли в Карибском кризисе 1962 г..
 
Был ли Пеньковский одержим манией величия? Без сомнения. Он просто упивался ролью суперпредателя. Этому есть многочисленные доказательства.
 
Выше я уже приводил высказывание Стефена Доррила о «непомерном эгоизме» Пеньковского. Вот ещё дополнительные свидетельства о личности «Героя».
 
На одной из конспиративных встреч в Бирмингеме 27 апреля 1961 года, Пеньковский прямо заявил своим кураторам из британской и американской разведок: «Я хочу осуществить великие дела – с тем, чтобы я был вашим «первым номером» - прежде всего для ваших правительств и вашего верховного командования» (http://www.foia.cia.gov/docs/DOC_0000012397/DOC_0000012397.pdf). На четвертой и пятой по счёту  конспиративной встречах в Лидсе в апреле 1961 года, Пеньковский затеял обсуждение планов уничтожения командных пунктов в Москве путём размещения ядерных зарядов малой мощности в соответствующих местах, которые вызвался сам и разместить (http://www.foia.cia.gov/docs/DOC_0000012394/DOC_0000012394.pdf) (http://www.foia.cia.gov/docs/DOC_0000012395/DOC_0000012395.pdf). Его западные кураторы вежливо перевели разговор на более конкретные темы шпионского характера — идентификацию советских разведчиков за рубежом, тактико-технические данные советских ракет, структуру управления ракетными войсками и т.д.
 
Пеньковский неоднократно требовал личной встречи с королевой Великобритании (http://www.foia.cia.gov/docs/DOC_0000012410/DOC_0000012410.pdf) и другими руководителями Великобритании и США, однако, максимум что ему позволили – это краткую встречу с руководителем СИС – сэром Ричардом Уайтом, которая состоялась на 14-м сеансе опроса Пеньковского британскими и американскими разведчиками в Лондоне 4 мая 1961 года. Сэр Уайт весьма высоко оценил вклад Пеньковского в реализацию идеалов «свободного мира» (http://www.foia.cia.gov/docs/DOC_0000012401/DOC_0000012401.pdf).
 
Американцы были более сдержаны в оценках Пеньковского, чем их британские коллеги. Положительно оценивая разведывательные данные, которые предоставил им Пеньковский, они по-прежнему весьма осторожно относились к его личности. Джон Мори, руководитель «советского подразделения» ЦРУ в памятной записке от 13 июля 1961 года отмечал, что руководитель контрразведки ЦРУ Джеймс Энглтон, после того как его и Ричарда Хелмса, заместителя директора ЦРУ по планированию операций, ознакомили с материалами Пеньковского по Берлину охарактеризовал Пеньковского, как «…анархиста или психопата, который по каким-то непонятным причинам пытается втянуть нас в войну с русскими…”  (http://www.foia.cia.gov/docs/DOC_0000012282/DOC_0000012282.pdf). Значение этой уничтожающей характеристики Пеньковского в устах профессионального контрразведчика (который впоследствии сам стал психопатом на почве искоренения «кротов» в ЦРУ) станет яснее гораздо позже.
 
На конспиративных встречах за рубежом Пеньковскому установили каналы связи и условные сигналы. Помимо всего прочего, он должен был подать сигнал в случае опасности ядерного нападения СССР на западных противников, прежде всего США. Эти условные сигналы были частью системы раннего оповещения под кодовым названием «DISTANT», соглашение о которой  было достигнуто в ходе личной встречи директора ЦРУ Маккоуна и руководителя СИС сэра Ричарда Уайта в Лондоне. Пеньковскому объяснили, что сигнал можно было использовать только в том случае, если он узнает о решении СССР нанести ядерный  удар.
 
Среди американцев, объявленных персонами нон грата после ареста Пеньковского, был врач посольства США Алексис Дэвидсон. Он не был американским разведчиком, однако ему пришлось сыграть свою роль в деле Пеньковского, которая оказалась решающей при решении советских властей выдворить его за пределы СССР наряду с другими американскими разведчиками. Один из сотрудников посольства попросил его по дороге на работу регулярно проверять, не появится ли отметка углём на одном из столбов освещения на отрезке маршрута между его квартирой и посольством. Он также должен был сообщить о телефонном звонке, при котором абонент на другом конце связи должен бы три раза дунуть в трубку. Дэвидсон выполнял это поручение в течение года. Всего лишь один раз ближе к концу его командировки в СССР он заметил оговорённую чёрную метку на столбе, а его жена ответила на телефонный звонок с условным сигналом в телефонной трубке[14]. Что это был за сигнал?
 
Р. Гартхофф сообщает, что Пеньковский перед арестом в своей квартире, успел передать 22 октября 1962 года условный телефонный сигнал о готовности СССР нанести ядерный удар. «Он очевидно решил сыграть роль Герострата и сжечь храм, чтобы завалить всех под его руинами» - , пишет Гартхофф. – «Обычно, такая попытка была бы расценена как беспомощная. Однако 22-23 октября 1962 года не были обычными днями. К счастью, его западные кураторы на оперативном уровне, под ношей огромной ответственности приняли решение не давать дальнейшего хода сигналу Пеньковского и оставили его без внимания. Даже руководители высшего звена ЦРУ не были проинформированы о последней провокационной прощальной выходке Пеньковского.”[15]
 
Как видим, «спасителем мира» оказался не Пеньковский, а сотрудники ЦРУ среднего звена, принявшие верное решение не передавать сигнал о ядерной атаке по команде, на основании совокупности всех данных, в том числе и о личности своего агента.
 
Предоставим читателям самим сделать выводы, кем в действительности был Олег Пеньковский – супергероем или суперпредателем. Для меня лично этот вопрос закрыт.

[1] Anatoliy Golitsyn, New Lies for Old - The Communist Strategy of Deception and Disinformation. London: Bodley Head, 1984, p.54.
[2]  The Guardian, Jul 27, 1984, p. 13.
[3] Phillip Knightley. The second oldest profession: Spies and Spying in the Twentieth Century. New York: W. W. Norton & Company, 1987.
[4] Jerrold L. Schecter and Peter S. Deriabin, The Spy Who Saved the World: How a Soviet Colonel Changed the Course of the Cold War, New York, Charles Scribner's Sons, 1992.
[5] Было осуществлено около 140 часов записей (Clarence Ashley, CIA Spymaster. Gretna: Pelican, 2004, p. 225).
[6] Intelligence and Cuban Missile crisis (Studies in Intelligence)/Ed. By James G. Blight, David A. Welch. London: Frank Cass, 1998, p.16.
[7] Виктор Зорза подверг фальшивку основательной критике в своей известной статье в английской газете «Гардиан» (The Guardian, Nov 15, 1965). Настоящее имя Виктора Зорзы -  Израиль Вермут, уроженец городка Коломыя на Западной Украине.
[8] Cм. также, Nigel West. The Friends: Britain's Post-War Secret Intelligence Operations. London: Coronet, 1990, p.168.
[9] Судебный процесс по уголовному делу агента английской и американской разведок гражданина СССР Пеньковского О. И. и шпиона-связника подданного Великобритании Винна Г. М. 7-11 мая 1963 года. М., Политиздат, 1963, с. 249-250.
[10] Stephen Dorril. MI6: Inside the covert world of Her Majesty's Secret Intelligence Service. New York, 2000, p. 705.
[11] Raymond L. Garthoff. Documenting the Cuban Missile Crisis. – Diplomatic History, vol.24, No. 2 (Spring 2000), p. 299.
[12] Raymond L. Garthoff. Foreign Intelligence and the Historiography of the Cold War. - Journal of Cold War Studies, Vol. 6, No. 2, Spring 2004, p. 35.
[13] Len Scott. Espionage and the cold war: Oleg Penkovsky and the Cuban missile crisis. - Intelligence and National Security, Vol.14, No.3 (Autumn 1999), p. 30.
[14] Эти подробности стали известными в ходе расследования убийства президента Кеннеди комиссией Уоррена, поскольку доктор Дэвидсон проводил обследование соискателей на статус иммигрантов США, в том числе советской жены Ли Харви Освальда Марины. Report of the Select Committee on Assassinations of the U.S. House of Representatives, Washington, DC: United States Government Printing Office, 1979, p. 216.
[15] Raymond L. Garthoff. Reflections on the Cuban Missile Crisis. Washington: Brookings Institution, 1989, p. 65. Примечательно, что Шекстер и Дерябин пытаются перевести стрелки на КГБ, утверждая что сигнал был передан 2 ноября 1962 г., уже после ареста Пеньковского. Они также утверждают, что руководство ЦРУ было немедленно проинформировано об этом (См. Jerrold L. Schecter and Peter S. Deriabin, The Spy Who Saved the World: How a Soviet Colonel Changed the Course of the Cold War, New York, 1992, pp. 337, 346-347). Я склонен доверять больше Гартхоффу, чем Шекстеру и Дерябину.

  • 1
Спасибо за собранную информацию. Из нее видно, что трактовки роли Пеньковского были самые разные.

Вы предложили читателям делать собственные выводы и сообщили, что для Вас лично этот вопрос закрыт. Но как именно закрыт и, главное, почему, не объяснили.

Не могли бы Вы четко сформулировать собственное понимание "дела Пеньковского"? Особенно хотелось бы знать, откуда у Пеньковского появлялись материалы для фотографирования.

Пеньковский был предатель - это мой вывод. Материалы для фотографирования: аппаратуру он получил от британцев - 3 аппарата "Минокс" (один впоследствии отказал, был заменен), фотопленки получал от Винна. Фотографировал материалы из служебной библиотеки под грифом "секретно". c 1960 года - он старший офицер специального отдела 3-го управления ГРУ. Был помещен ГРУ под прикрытием в качестве заместителя начальника Управления внешних сношений Государственного комитета по координации научно-исследовательских работ при Совете Министров СССР. Имея доступ к маршалу артиллерии Варенцову, бывал у него дома и в служебном кабинете в Главном ракетно-артиллерийском управлении. Основная масса материалов - статьи из совсекретного сборника "Военная мысль" и других закрытых публикаций из спецбиблиотеки Главного Ракетно Артиллерийского Управления ГШ. Остальные материалы получал, используя связи среди друзей в КГБ, ГРУ, в частности покровительство Серова - начальника ГРУ. При процессе над Пеньковским его служба в ГРУ не афишировалась. Интересно, что большую часть проколов опроса Пеньковского за рубежом составляли разного рода слухи и информация на уровне слухов, полученная в результате бесед со своими покровителями Варенцовым и Серовым, а также с другими генералами в ходе застолий в доме Варенцова.

Не могли бы Вы описать, как, по Вашему представлению, происходило фотографирование секретных материалов? Где, в каких условиях?

Что касается "Военной мысли", то это был обычный журнал типа "Морского сборника" или "Зарубежного военного обозрения", который выписывался на дом и доставлялся по почте. Его приносили в запечатанном конверте, а на обложке стояла пометка "для генералов и офицеров". То есть степень секретности "Военной мысли" была ниже, чем даже документов ДСП. Можно назвать его закрытым ведомственным изданием, не больше.

Такое впечатление, что Вы сами получали "Военную мысль" и расписывались в получении. ДСП? Я склонен болше доверять документам ЦРУ, которые у меня перед глазами. Выйдите на сайт ЦРУ в Electronic Reading Room и сделайте поиск по Ironbark, выберите любой документ и прочтите сопроводиловку. Сами убедитесть в том, что в сопроводиловке статьи из "Военной мысли" обозначены "TOP SECRET", т.е. сов секретно. Это внутренние документы ЦРУ - им самим перед собой врать незачем.

Что касается условий, в которых Пеньковский проводил фотосъемку, эта информация содержится в протоколах его допросов в архивах ФСБ, которые все еще закрыты. Поскольку я стараюсь оперировать фактами, я не могу полагаться на "представления". Вам в помощь - здесь линк, как вели слежку за Пеньковским:http://badnews.org.ru/news/predatel_penkovskij/2011-01-18-6101

Edited at 2011-11-29 03:56 am (UTC)

Расписываться в получении "Военной мысли" не нужно было. Журнал просто доставляли почтальоны вместе с прочими газетами и журналами, только этот был в бумажном пакете. Прочтите несекретный приказ НКО Сталина - он поможет разобраться, что же такое "Военная мысль": http://bdsa.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=757&Itemid=30

Внутренние документы ЦРУ могли иметь гриф СС, поскольку главным секретом был сам Пеньковский. Поэтому любой материал от него секретился по полной.

Прочитал по Вашей ссылке, как следили за Пеньковским. Там, кстати, подробно описывается процесс фотографирования им документов для передачи за рубеж.

Пеньковский фотографировал у себя дома(!) принесенные из библиотеки документы. Естественно, это была разная чепуха. Автор статьи так и пишет:
<<... основную часть сведений, переданных Пеньковским на Запад, составляли фотопленки «Минокс» с фотографиями секретных документов из специальной библиотеки ГРУ, которые, конечно же, не содержали советских стратегических секретов.>>

P.S. Не могли бы Вы убрать капчу с Вашего ЖЖ? А то затрудняется общение.

Существовали две версии "Военной мысли" - одна по подписке, другая - секретная.

Здесь источники:


И надо же такому случиться, чтобы одновременно со мной в штабе появилась директива, обязывающая основных руководителей округа не менее раза в год писать статью в сов. секретный сборник журнала "Военная Мысль" по прилагаемой тематике. Королев тут же и спровадил директиву мне, поскольку знал о моих журналистских подвигах. (Марк Штейнберг. Журналистика в эпоху позднего застоя. – Чайка (Нью- Йорк), Номер 5 (184), 1 марта 2011 г.) (http://www.chayka.org/node/3163)


Действительно, кроме перечня интересов научно-технической разведки, данных по Китаю, Поляков сообщал сведения о новом вооружении Советской Армии, в частности о противотанковых ракетах, что помогло американцам уничтожить это оружие, когда оно было использовано Ираком во время войны в Персидском заливе в 1991 году. Передал он на Запад и более 100 выпусков секретного периодического журнала «Военная мысль», издаваемого Генеральным штабом. (Колпакиди А. И., Прохоров Д. П. Империя ГРУ. Очерки истории российской военной разведки. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2000, с. 100. (http://libhistory.ru/book.php?book=248644&page=30)

В Советском Союзе выходил журнал «Военная мысль». Был он в двух модификациях – подписной и секретной. Так вот, по сведениям Атаманенко, Поляков передал 100 комплектов секретных журналов американской стороне. (Атаманенко Игорь.КГБ – ЦРУ: Кто сильнее? М., 2009) Игорь Григорьевич АТАМАНЕНКО - профессиональный контрразведчик и литератор. (http://kackad.com/kackad/?p=181)

Хороший повод поговорить о нашей известной страсти засекречивать все подряд. Есть у нас такой "пунктик", а уж в советские времена засекреченность доходила до абсурда.

Иными словами, грифы "секретно" и даже "сов. секретно" мало что значили. Абсолютное большинство подобной информации на Западе публиковалось либо открыто, либо на уровне нашего ДСП.

Настоящие тайны у нас начинались с грифа "сов. секретно особой важности". Вряд ли Пеньковский имел доступ к документам с этим грифом, поскольку его служба предполагала контакты с иностранцами с глазу на глаз, что для секретоносителей такого уровня недопустимо.

Но ведь существовал еще и поток документов серии "К". Никакие пеньковские к этим документам не имели доступа по определению. Ни при каких обстоятельствах.

Тем не менее, Пеньковский передал на Запад информацию из документов СС ОВ серии "К". И это сразу перечеркивает все мифы о Пеньковском как о "супершпионе". Ежу понятно - он выполнял приказ.

P.S. Вы не хотите снять капчу. Что ж, это Ваше право. Позвольте и мне воспользоваться своим правом не общаться на таких условиях.

Пока что я от Вас никаких аргументов не услышал, кроме общих рассуждений о грифах секретности и Вашей оценки того, были ли материалы, переданные Пеньковским западной разведке ценными или "так себе". Оценка этих материалов содержится в многочисленных рассекреченных документах ЦРУ. Вы их не читали (кстати, не поинтересовался Вашим знанием английского в объеме достаточном для чтения документов).

Я предоставил Вам полную возможность высказать свое мнение. Вы продолжаете отрицать, что Пеньковский был предателем. Это Ваше право - верить в теорию "подставы" Суворова-Резуна.

Однако, логично будет ответить также на вопрос о том, сколько нелегалов и сотрудников ГРУ и КГБ за рубежом "сдал" Пеньковский своим кураторам. Ему показывали несколько сотен фотографий, на которых он опознал всех кого знал. Более того, в списке выпускников спецучебных заведений ГРУ напротив некоторых фамилий он поставил звездочки, обозначив их как нелегалов. Это все запротоколировано в документах ЦРУ, на которые я давал ссылки.

А теперь давайте рассуждать логически: какая разведка в здравом уме и памяти будет выдавать такое число своих сотрудников, в особенности нелегалов? Только для того, чтобы "залегендировать" одного полковника ГРУ? Как Вы правильно заметили, ответить на этот вопрос может любой еж.

Что же касается капчи - это всего лишь мера предусмотрительности, чтобы предотвратить спам в ЖЖ. Создавать какие-либо условия для Вас лично, как условия для продолжения диалога, нет необходимости. Да и в самом диалоге также нет никакой надобности. Вести разговор можно только на уровне аргументов с соответствующими ссылками на источники. Ни источников, ни аргументов я не увидел. Я Вам буду весьма благодарен, если Вы воспользуетесь своим правом не общаться на таких условиях.

Меморандум ЦРУ с пометкой о секретности

Обратите внимание - в меморандуме говорится о том, что пометка "сов. секретно" присвоена советскими властями

which is classified TOP SECRET by the Soviets

http://pics.livejournal.com/moukhtar/pic/0001h63q/g62

Edited at 2011-11-30 06:49 am (UTC)

Спасибо, очень интересно!
Найтли, к сожалению не имел доступа к материалам ЦРУ, которые были рассекречены в 1992 году. Интересно, как бы он отреагировал на них.

Спасибо, весьма добротный материал.

Спасибо, очень интересно!
То, что Пеньковский был "нарциссом" - несомненно: одно только фотографирование в форме полковников США и Великобритании чего стоит. Но вот о последней выходке О. Пеньковского - условном сигнале - я даже не догадывался.

Огромное спасибо! Информация чрезвычайно интересная. Когда-то я изучал дело Пеньковского по грифованному учебному пособию. Почти ничего не помню. Могу лишь поручиться, что в том пособии достаточно подробно описывается, на чем Пеньковский попался. Как и все предатели - на связи. Тайниковые операции проводил в подъезде старого многоквартирного дома, а его корреспонденцию забирала беременная жена одного из высокопоставленных сотрудников британского посольства.
Ваш текст забрал к себе в электронную библиотеку.

Это была Энн Чизхолм, жена британского разведчика из посольства. Супруги Чизхолм засветились еще до приезда в Москву и уже были в картотеке советских спецслужб. Многие зарубежные авторы, однако, все больше кивают на "кротов" в СИС и ЦРУ, избегая уаазания на профессионализм советской госбезопасности.

Эх, подводит меня память. А ведь когда-то зачет сдавал по делу Пеньковского. Спасибо.

Точнее Джанет-Энн Чизхолм. Умерла в 2004 г.

Edited at 2011-12-01 08:26 pm (UTC)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account